KAMIN — шкатулка с секретом, кафе с неожиданной для Баку кухней в стиле fusion и первый в Азербайджане speakeasy-бар.

Текст: Сабина Дадашева | Фото: Адыль Юсифов, Руслан Набиев

Центр города. Крохотный переулок между ЦУМом и Площадью фонтанов. Небольшой особняк с красными маркизами и черной вывеской над ними — KAMIN.

…KAMIN — название с тремя смыслами. Во-первых, в общем зале действительно есть самый настоящий камин. Во-вторых, слово созвучно с английским выражением come in (то есть заходи). И наконец, автора идеи, владельца и ныне по совместительству управляющего зовут Кямал Рзаев, а друзья называют его просто Кам.

Кямал Рзаев

…Тяжелая дверь, сразу за ней ступеньки вверх. На стене справа из серой лепнины Гермес — путешественник, делец, алхимик — в кроссовках Nike бежит рядом, приглашающе кричит тебе: «Пойдем со мной туда», — указывая на три греческие литеры: каппа, йота, бетта — первые буквы выражения «Come in Bar».

Гермес приглашает в общий зал. Здесь настроение создают ненавязчивый микс классического лофта с элементами американской классики, приглушенный свет и кожаные кресла. Небольшой, уютный и даже немного интимный зал — отличное место для семейного обеда или свидания. За ним, там, где логично разместился WC, особое внимание привлекает большой — от пола до потолка — книжный шкаф, сверху-донизу наполненный советской классикой и добротными фолиантами. Этот предмет мебели с одной стороны гармонично поддерживает общий интерьер, с другой — служит… тайной дверью. На нижней полке в небольшом томике вырезан тайник, а в нем картридер — замочная скважина, к которой подойдет далеко не любой ключ.

Прикладываем карточку и вуаля — тяжелый шкаф открывает вход в иное пространство, похожее на подземный грот, — в спикизи-бар.

Формат спикизи-бар (англ. speak easy — «говорить негромко») — дань уважения Америке 30-х, когда в эпоху сухого закона появились тайные питейные комнаты и большие шумные бары в подвалах, на чердаках или в подсобках небольших кафешек, магазинов одежды и даже похоронных бюро. Сегодня торговля в барах спикизи легальная, но вход по-прежнему строго для своих.

«Конечно, сейчас спикизи — это не про «спрятаться», а скорее «отделиться», этакий формат фейс-контроля. Спикизи-бар похож на private-club, где собираются только свои, люди одного сообщества, — объясняет Кямал Рзаев. — Я изначально планировал создать такое заведение, куда гости будут приходить, как к себе домой. Наши гости, в основном, знакомы друг с другом, поэтому каждому здесь по-настоящему комфортно. И хотя мы открылись только 1 февраля 2020 года, но у нас уже есть постоянные гости, люди, которые приходят каждую неделю, в том числе и члены клуба».

Кямал Рзаев, опытный ресторатор, начинал практиковаться в этом бизнесе в Москве, открыв донерную «Дядя Сэм» в самом центре, на Красном октябре. Потом были рестораны национальной кухни и кафе с европейским меню. Полтора года назад Камал решил вернулся в Баку и попробовать себя здесь, на родине. KAMIN стал его девятым проектом (третьим реализованным в Баку). Он считает, что рестораторы продают не еду и напитки, а атмосферу и настроение: «Поесть можно и дома; в ресторан же люди ходят расслабиться, насладиться вкусом жизни». В этой справедливой сентенции есть доля лукавства. Кам уделяет кухне и бару, пожалуй, не меньшее внимание, чем антуражу. Так, меню владелец разработал вместе с шеф-поваром Игорем Давидовым, долгое время работавшим в лучших московских ресторанах. Основа гастрономической составляющей — европейский фьюжн — классика в авторской подаче. Например, среди закусок и салатов — цезарь с оригинальной заправкой, запеченные мидии под сливочным сыром, авокадо, по-модному горячий, с креветками, хрустящие баклажаны с кунжутным муссом, на горячее — феттучини с курицей и грибами в трюфельном соусе, пожарские котлеты с гречетто, а в списке супов выделяется насыщенный том-ям с огромными мидиями. К слову, трюфель везут из Франции, мидии из Люксембурга, а авокадо из Израиля. Барное меню не менее впечатляющее. Кямал уверен, что мало кто в Баку может похвастаться таким разнообразием элитных крепких напитков. Хоть и трудно поверить, но наличие арманьяка 1963 года розлива, эксклюзивных шнапсов из Австрии и большой коллекции разносолодового виски подтверждает смелые заявления хозяина.

«Даже если вы сегодня не возьмете бутылочку арманьяка 1963 года, согласитесь, хорошо, что есть бар, где он есть и где есть бармен, который может вам рассказать об этом легендарном напитке», — говорит Кямал. Своими сотрудниками Кямал Рзаев по-настоящему гордится. В тройках, смелых костюмах и при галстуках, бармены KAMINa — опытные миксологи и флейрингисты — виртуозно жонглируют горячими и горящими напитками и бутылками. Это настоящие шоумены, с которыми можно легко обсудить не только то, почему арманьяк 63-го не хуже, чем 61-го года, но и новый фильм Тарантино, и подарок теще на юбилей.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста напишите свой комментарий!
Введите имя

20 − пятнадцать =