Каково это быть обстрелянной, проданной на рынке, изгнанной с родных земель, опороченной и униженной? Ужасная учесть, не правда ли? А это всего лишь история статуи одной принцессы, чья женская судьба была отнюдь не легче.

Текст: Айбениз Исмайлова, Иллюстрация: Мазахир Гусейнов, Фото: пресс-материалы

При внимательном изучении трудов великого французского мыслителя Жана-Жака Руссо нас обязательно привлечет одна любопытная мысль. По словам Руссо, французские женщины, принадлежавшие к высшему обществу того времени, организовывали в своих домах интеллектуальные встречи, художественные и литературные беседы. Благородные француженки тесно общались с парижским бомондом – с философами, писателями и композиторами, проявляя к ним искреннее почтение и уважение. Порою дворянки оказывали им и финансовую помощь, передавая в их распоряжение свои дома и имущество. Это было время, когда Европа переживала самые благодатные годы новых идей. Время новых ценностей, когда французская философская мысль вступила в эру будущего.

Идеи и ценности эпохи просвещения придут в Азербайджан спустя век. Влияние светской,  универсальной, антропоцентрической идеологии, инициированной такими мыслителями, как Мирза Фатали Ахундов, Мирза Шафи Вазех, Аббасгулу Ага Бакиханов, не оставит равнодушными современников этих выдающихся личностей и заложит основу идей просвещения и интеллектуального движения в Азербайджане. Как сказал Виктор Гюго в своей речи на могиле Вольтера: «Восемнадцатый век начал, девятнадцатый век продолжит».

Для Азербайджана той самой покровительницей великих мыслителей и творческих личностей станет последняя принцесса Карабаха Хуршидбану Натаван. Благородная дочь хана превратила свой дворец в своеобразный форум, где собирались для светских разговоров, художественных и поэтических дискуссий. Она организовала в своих владениях поэтический фестиваль «Маджлиси-унc», не жалея ни материальной, ни моральной поддержки для  просветителей своего времени.

Портрет Хуршидбану Натаван. Работа Октая Садыхзаде

Единственная наследница карабахских ханов, единственная «жемчужина» дворца Мехдигулу-хана, Натаван с детства поражала всех своими интеллектуальными способностями, интересом к языкам и шахматам. Такая юная и так свободно читающая и пишущая на русском и персидском языках, она восторгалась искусством во всех его проявлениях. И это было вполне ожидаемо, ведь Натаван приходилась племянницей талантливой поэтессы Агабеим-аги. Та самая Агабеим-ага, которая была выдана замуж за иранского шаха, чтобы нормализовать отношения между Ираном и Карабахом после убийства Аги Мохаммеда Шаха Каджара. Ее сердце всегда пылало тоской по Карабаху, а ее стихи и баяты живо описывали красоты Шуши и Карабаха. Благодаря глубокой и проницательной поэзии Агабеим-аги цветок хары-бюльбюль стал символом Шуши и Карабаха.

Любовь Натаван к поэзии и к своей родине не была случайной. Она была истинной дочерью своих предков и следовала традициям ханской династии, к которой принадлежала.

Интеллект и талант Натаван поразили великого французского писателя Александра Дюма, путешествовавшего в то время по Южному Кавказу. Великий писатель отмечал в своих мемуарах: «Однажды вечером на приеме мы встретили двух принцесс. Одной из них была жена Мехдигулу-хана, а другой – его дочь. Матери было около сорока, а дочери не более двадцати лет. Девушка выглядела замечательно в своем дорогом национальном костюме…»

Географические широты, где проходила жизнь этой замечательной женщины стали ареной для достаточно громких и судьбоносных военно-политических процессов. В 1822 году Карабахское ханство было упразднено и стало одной из губерний Российской империи. Отец Натаван, последний карабахский хан Мехдигулу-хан, имел противоречивые отношения с русскими колонизаторами. Пытаясь сохранить стабильность на Кавказе, кавказский наместник Михаил Семенович Воронцов настоял на замужестве молодой Натаван с российским генералом кумыкского происхождения Хасай-ханом Уцмиевым. Натаван была вынуждена выйти замуж в очень молодом возрасте.

Но судьба продолжала удивлять ее. Хасай-хан, за которого она вышла замуж не по любви, был неординарным человеком. Генерал Усмиев был лично знаком как с азербайджанскими, так и с русскими мыслителями своего времени – среди них были Мирза Фатали Ахундов, Мирза Шафи Вазех, Бестужев-Марлинский и другие. Они состояли в активной переписке и были частыми гостями в доме Усмиева. Натаван, отправившаяся со своим супругом в Тифлис и Дагестан, принимала участие в этих литературных и культурных встречах и имела возможность дискутировать с видными деятелями своего времени. В частности, ей очень импонировали мысли Мирзы Фатали Ахундова.

Несмотря на возможности, определенные ее положением и связями ее мужа, чувственная поэтесса Натаван так и не полюбила Хасай-хана. После развода с Усмиевым и возвращения в Шушу Натаван вышла замуж второй раз, и этот период ее жизни был непосредственно связан с любимым ею Карабахом.

Хуршидбану Натаван, её сын Мехдикули-хан Вяфа и дочь Ханбике

Город  Шуша был построен в середине XVIII века прадедом Натаван Панах Али-ханом на самой высокой точке Kарабахской провинции. Город активно рос и вскоре стал важным политическим, экономическим и культурным центром в регионе. Этот город был обителью великих азербайджанских поэтов, писателей, музыкантов, актеров и интеллектуалов. Шушинская вокальная школа была названа «Кавказской консерваторией».

Натаван сыграла неоценимую роль в развитии и модернизации этого города, который по праву считается колыбелью культуры. Ее вклад не ограничился строительством школ, художественных центров и объектов водоснабжения в Шуше. Ее свободолюбие, приверженность к миру искусства и благородное поведение стали примером и придавали женщинам Карабаха моральную силу. В своих стихах Хуршидбану критиковала бытующее в обществе пренебрежительное отношение к женщинам, требовала справедливости. А своим примером она доказала, что женщина, имеющая равные с мужчинами права, может быть не только творческой личностью, но и достойным интеллектуальным и общественным деятелем.

Потеря сына в раннем возрасте предопределила трагические тона ее произведений. Но никакие потрясения в личной жизни не смогли отвлечь ее от благотворительности и заботы о родном городе. Интересен и тот факт, что литературное сообщество «Маджлиси-унс», организованное Натаван, просуществовало до смерти поэтессы.

Обычно со смертью человека приходит и конец его истории. Но не в случае с великой Натаван. Вскоре после смерти Натаван ее родина вновь стала центром крупных военно-политических процессов. После Октябрьской революции 1917 года Азербайджан, просуществовав недолго в форме демократической республики, вошел в состав Советского союза. Жизнь и творчество этой великой женщины начали подробно изучаться примерно через полвека после ее смерти. В то время вышла книга стихотворений Натаван, а самой поэтессе был воздвигнут памятник.

И вот, война между Арменией и Азербайджаном за Карабах, которая началась в 1988 году, совпала с судьбой памятника Натаван. Когда армянские вооруженные силы оккупировали Карабах в 1992 году, были уничтожены дом-музей Натаван, целебные источники, построенные по ее указанию, и все остальные памятники. Не удалось спасти и культурное наследие многовековой цивилизации внутри Шушинской крепости. Вооруженные силы Армении разрушили крепость Панах Али-ханa и его библиотеку, мечеть Говхар Аги XIX века, Караван-сарай и музей с 5000 экспонатами.

Этот невиданный вандализм не обошел стороной и памятник Натаван. Во время оккупации Шуши наряду со статуями великого азербайджанского композитора Узеира Гаджибекова и Бюльбюля был расстрелян и памятник Натаван. Армянская сторона демонтировала статуи и доставила их в соседнюю Грузию для продажи на черном рынке. К счастью, Министерство культуры Азербайджанской Республики смогло сохранить статуи и привезти их в Баку. В настоящее время они выставлены во дворе Национального художественного музея как молчаливые свидетели сожженной культуры Карабаха.

Злодеяние и циничное посягательство на статуи отражены в книге Томаса де Ваала под названием «Черный сад»: «Захватив город, армяне в отместку демонтировали и продали бюсты трех азербайджанских музыкантов и поэтов, уроженцев Шуши. Эти реликвии были чудом спасены, на сей раз благодаря скупщику в Тбилиси. Я видел эти три бюста – в плачевном состоянии, со следами от пуль, они валялись во дворе штаб-квартиры Красного Креста в Баку: поэтесса Натаван с покрытой платком головой, держащая книгу в руке с отбитым большим пальцем; композитор Гаджибеков, испещренный пулями, в двубортном пиджаке и сломанных очках, и знаменитый певец Бюль-Бюль, похожий на мыслителя, с выпуклым лбом».

Но и на этом тяжелая судьба статуи Натаван, которая была сослана с родины, продана и расстреляна, не закончилась.

В 2016 году в Ватерлоо (Бельгия) был установлен памятник Хуршидбану Натаван, ставший символом общечеловеческих идей и данью уважения к творчеству великой поэтессы, родившейся около двухсот лет назад. Глядя на него, мы можем ощутить символическое значение – ныне Натаван путешествует по миру в виде памятника. Год назад, в декабре, я с гордостью увидела бронзовый бюст поэтессы возле Библиотеки Ватерлоо в Бельгии. Находясь в тысячах миль от родного города эта женщина, глядящая в будущее с высоко поднятой головой, вызвала слезы на моих глазах. И здесь меня посетило трагическое осознание: Натаван в своей бронзовой ипостаси может путешествовать куда угодно, кроме своего дома.

Памятник Хуршидбану Натаван, установленный в 2016 году в городе Ватерлоо, Бельгия. Фото Айбениз Исмайловой

В марте этого года в день визита премьер-министра Республики Армения в Брюссель был осквернен памятник Натаван под Ватерлоо. Да, статуя, ценности и идеи Натаван поднялись очень высоко, но вандализм, обрушившийся на нее в родном городе, зашел столь же далеко. Это была словно визуальная иллюстрация того факта, что ни Добро, ни Зло никогда не умрут полностью – они всегда будут жить бок о бок.

Да, зло еще не исчезло. Правосудие еще не восторжествовало. И воплощением не свершившегося правосудия служит не только статуя и дух Натаван, которые находятся в изгнании вот уже 30 лет. Азербайджанские жители Карабахского района Азербайджанской Республики также были изгнаны со своих родных земель, когда город Шуша был оккупирован 8 мая 1992 года. Вооруженные силы Армении жестоко расправились с двумястами жителями города, взяли в заложники более ста человек и изгнали более 22 000 азербайджанцев из их домов в Шуше.

Международное сообщество признает Карабах территорией Азербайджанской Республики. В течение 30 лет азербайджанцы не могли вернуться в свои дома на правах, установленных резолюцией ООН. Тем не менее, вынужденные переселенцы, которые разбежались по всем частям Азербайджана, надеются помириться со своими армянскими соседями и жить вместе, как и прежде.

В этом мире можно уничтожить все физическое и материальное. Памятники, здания, статуи, источники, но духовное уничтожить невозможно. Труды Натаван не ограничиваются тем, что она построила в Карабахе и Шуше. Великая поэтесса оставила свой след в истории этой прекрасной страны своими просветительскими идеями и поэзией. Но все войны против искусства и литературы обречены на провал. И посему спустя 27 лет Натаван, наконец, возвращается домой.

Президент Азербайджанской Республики Ильхам Алиев на церемонии возвращения памятников Узеира Гаджибейли, Бюльбюля и Натаван в Шушу

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста напишите свой комментарий!
Введите имя

3 × четыре =