Человек, принесший победу нашей стране на «Евровидении». С безупречной внешностью и безукоризненным поведением. Но за красивым фасадом скрывается лабиринт комнат ее души, заглянуть в которые может далеко не каждый. Некоторые из этих «комнат» она приоткрыла для нас в этом интервью.

Текст: Эмиль Ахундов, Фото: Руслан Набиев, Макияж: Наталья Исмаилова, Прически: Алеся Метальникова

The M.O.S.T.: Мы не в первый раз с вами общаемся, но вы никогда не рассказывали о вашем детстве. Расскажите о вашей семье.

Нигяр: Мама всегда говорила, что я сильно отличалась от остальных троих детей тем, что очень быстро развивалась — быстро училась ползать, ходить, читать, писать. Когда отдали в музыкальную школу, сразу стала сочинять; пошла на карате — стала там лучшей ученицей. Не сказать, что я была вундеркиндом. Просто мне нравилось то, за что я бралась, и у меня это хорошо получалось. В пятом классе за отличную учебу меня послали в «Артек». Там было очень круто. Мои родители воспитывали меня в определенной мере в коммунистическом духе, они были со мной достаточно строгими — мне запрещали быть высокомерной, учили, что все люди равны, нельзя показывать, что я лучше кого-то. Папа работал в сфере энергетики, у него железный характер. Он и сегодня живет по строгому расписанию — ранний подъем, разминка и т.д. Мама более творческий человек — человек искусства, музыкант, и она хотела, чтобы я стала музыкантом, композитором. Она входила в комиссию, занимающуюся мероприятиями, проходящими в Баку. Я с детства в них участвовала и практически росла за кулисами. В 5 лет я уже была солисткой детского ансамбля. Потом заинтересовалась КВН, захотела туда попасть и попала. У меня так всегда: захотела — сделала.

The M.O.S.T.: Какое образование вы получили?

Нигяр: Сначала я училась на факультете международного права, потом перевелась на экономический. То есть образование совершенно не творческое…

The M.O.S.T.: Насколько это образование помогает вам в работе?

Нигяр: Я бы не сказала, что очень помогает. Я никогда не работала по профессии, и, наверное, уже нет смысла начинать. В детстве я очень хотела стать актрисой, певицей, историком — я обожала историю. Я была спокойной лет до трех, а потом стала взбалмошной, полной идей и с постоянным желанием что-то созидать. Неспокойная была ужасно.

The M.O.S.T.: В какой момент вы поняли, что музыка — это то, чем вы хотите заниматься всю жизнь?

Нигяр: Я всегда хотела заниматься музыкой, но не всегда была возможность. Когда я уже жила в Лондоне, у меня были маленькие дети, я стала фанаткой «Евровидения» — с первого года, как Азербайджан стал принимать участие в этом конкурсе. Хотя я и раньше любила его и мечтала выйти на сцену с остальными конкурсантами. Но даже представить не могла, что эта мечта когда-то сбудется, и я принесу своей стране победу. А в тот год, когда выбирали Сафуру, я решила, что в следующем году обязательно поеду на национальный отбор. И приехала вместе с детьми.

The M.O.S.T.: Помните свои чувства во время отборочных туров?

Нигяр: Когда я пришла на первый отбор, у меня тряслись коленки — я очень боялась. Помню, что меня попросили спеть что-то на азербайджанском языке. Это ввело меня в ступор, потому что я не подготовила песни на азербайджанском. Тогда Захра Бадалбейли (прим: азербайджанская поэтесса, музыкальный координатор «Евровидения» в Азербайджане) сказала, что если я буду представлять страну на «Евровидении», в любом случае буду петь на английском. Так я прошла первый тур.

The M.O.S.T.: Вы знали заранее, что вас объединят в дуэт с Эльдаром? Или это был сюрприз?

Нигяр: Шли слухи, что нас объединят, но, честно говоря, я им не особо верила, потому что у нас разница в возрасте 9 лет. Он был совсем юным мальчиком, а я уже мамой двоих детей.

The M.O.S.T.: Какие у вас отношения с Эльдаром сейчас?

Нигяр: У нас всегда были хорошие отношения, никаких конфликтов. Если нам что-то не нравилось, мы об этом друг другу говорили. Сейчас мы соседи в Баку, продолжаем поддерживать дружеские отношения и периодически общаемся.

The M.O.S.T.: В youtube есть много ваших песен как на азербайджанском, так и на английском и русском. Какой язык вам ближе с точки зрения творчества?

Нигяр: Когда я только начала заниматься творчеством, мне было легче и интереснее петь на английском. Как никак, я жила в Лондоне и слушала только иностранную музыку. Но с тех пор как я стала частым гостем в Баку, начала постепенно вливаться в наш шоу-бизнес, слушать азербайджанскую музыку, я поняла, что нужно для наших людей. Мне это было не сложно, я по натуре очень гибкая. Но, к сожалению, сейчас в первых рядах нашего шоу-бизнеса совершенно безграмотные люди. И дело даже не в профессиональном уровне, а в их невоспитанности. Я считаю, что человек должен постоянно над собой работать и совершенствоваться. А есть певцы, которые даже гордятся тем, что не учились музыкальной грамоте. И это такой плохой пример для подрастающего поколения.

The M.O.S.T.: Кто ваша аудитория? Как вы можете охарактеризовать своего слушателя?

Нигяр: Они разные. Разным слушателям нравятся разные мои песни. Но большинство из них интеллигенция… В основном, конечно, слушают треки на азербайджанском, англоязычные популярностью здесь не пользуются.

The M.O.S.T.: А как состоялся ваш дуэт с Димой Биланом?

Нигяр: Яна Рудковская (прим: продюсер Димы Билана) и мой бывший менеджер решили создать дуэт победителей «Евровидения» разных лет. Наша песня стала претендентом на премию «МУЗ-ТВ» в номинации «Лучший дуэт года». Но победителем в тот год ожидаемо стала песня «Я уеду жить в Лондон», потому что это на самом деле очень крутой трек, который на тот момент взрывал все чарты в России. Дима — профессионал, который знает и любит свою работу и никогда не устает. Он умеет позировать и разбирается даже в том, какую линзу на камере лучше использовать в том или ином случае. Он очень внимательно и с уважением относится к людям, с кем работает. Я получила удовольствие от сотрудничества с ним.

The M.O.S.T.: Как вы подбираете репертуар? Вам предлагают треки или вы ищете сами?

Нигяр: Чаще всего ищу сама. К сожалению, сейчас редко пишут хорошую музыку. В основном пишет молодежь, и чаще всего это бывает в турецком стиле. Найти хорошую музыку настолько сложно, что я начала писать сама. Скоро выйдет новый дуэт на мою музыку. Я думаю, муза пришла в связи с появлением новой любви в моей жизни…

The M.O.S.T.: Расскажите о вашей любви.

Нигяр: Я в жизни достигла того, о чем мечтают многие. Я твердо стою на ногах, я сама создала свое имя, сама всего достигла. У меня есть взрослые дети, квартиры, машины — все, что я хочу. Единственное, чего мне не хватало, — это любви. Я не из той категории женщин, которая будет терпеть нелюбимого человека. Придерживаюсь принципа — я живу один раз, и если в моей жизни будет мужчина, то только тот, с которым будет взаимная любовь. 2019-й год мне подарил такие эмоции и чувства. Поэтому я полна вдохновения и с удовольствием работаю.

The M.O.S.T.: Какова Нигяр Джамал в состоянии влюбленности? Совершает ли она сумасшедшие поступки?

Нигяр: С друзьями я одна, в работе — другая. Я могу улыбаться, шутить, а могу быть в ужасном настроении, жесткой, холодной, могу повысить голос. Но в отношениях с любимым человеком я становлюсь мягкой, покладистой. В отношениях будет управлять мужчина. По жизни я нетерпеливый человек, но в отношениях наоборот — очень спокойная и ласковая. Я забочусь о моем мужчине, как о ребенке.

Топ, юбка: Ludovica Amati, Обувь: собственность модели, Серьги: Bee Goddess The Moon, Браслет: Bee Goddess Honeycomb, Кольцо: Bee Goddess Bee

The M.O.S.T.: Чем вы занимаетесь помимо музыки? Вы были послом ООН по дорожной безопасности…

Нигяр: Да, участвовала в конференциях в Питере и в Лондоне, встречалась с принцем Майклом Кентским и со всей английской элитой. Это было несколько лет назад, сейчас я этим уже не занимаюсь. Но если появляются какие-то проекты, где я могу прорекламировать свою страну, с удовольствием участвую.

The M.O.S.T.: Как проходит ваш обычный день в Лондоне или в Баку?

Нигяр: В Лондоне я мама. Это мое основное занятие. А здесь мой рабочий день может длиться до трех ночи — участие в каких-то мероприятиях, выступления на свадьбах, концертах. Хотя может быть и полностью свободный день. Так что график переменчивый.

The M.O.S.T.: Вы делите свою жизнь на «до» и «после» «Евровидения»?

Нигяр: Вы знаете, люди меняются в зависимости от обстоятельств, образа жизни. До «Евровидения» я жила в закрытом мире — моя жизнь была сосредоточена на семье и детях, у меня было мало друзей, знакомых. После «Евровидения» мой стиль жизни сильно изменился. Кроме того, мне пришлось пережить много трудностей, с которыми я раньше никогда не сталкивалась. В моей семье произошло много трагедий. Буквально сразу после «Евровидения» в Азербайджане, был взрыв на подстанции, где работал папа, он сильно пострадал, у него был ряд операций. Через год-два моя карьера пошла вниз, меня стали покидать люди, которые были рядом, а я к этому была не готова. Потом у племянника обнаружили рак. У меня начались большие проблемы во многих аспектах. Была апатия, депрессия, я не знала, что делать. Но я уже была одинокой мамой двоих детей и понимала, что нужно бороться…

The M.O.S.T.: Вы сами себя вытаскивали из этого состояния?

Нигяр: Сначала сама. А потом у меня появилась подруга, которая мне помогла. Я стараюсь брать лучшее от каждого человека с кем дружу. Я стала сильнее. Раньше я переживала, если кто-то говорил мне что-то плохое, могла легко впасть в депрессию. Сейчас я реагирую спокойно. Могу сказать, что в моей жизни стало больше позитива, я получаю удовольствие от жизни. Мне кажется, это приходит с возрастом: становишься взрослее и мудрее.

The M.O.S.T.: Что бы вы изменили в своей жизни, если бы был такой шанс?

Нигяр: Ничего. Потому что если бы я не прошла через то, что прошла, я не была бы той Нигяр Джамал, которой я являюсь сегодня. Единственное, я бы хотела, чтобы родные и близкие не болели…

The M.O.S.T.: Чего вы боитесь?

Нигяр: Терять близких людей. Это страшно. Потому что любимый человек становится частью моей вселенной… Знаете, когда я рассказала СМИ, что в моей жизни появилась любовь, появилось очень много негативных комментариев. Это, конечно, было неприятно. Но единственное, что я могу пожелать этим людям в ответ, это почувствовать то, что чувствую я. Потому что, я считаю, что счастливые люди не будут говорить гадости.

The M.O.S.T.: Но с другой стороны, черный пиар тоже пиар. Я вспоминаю Мадонну, которая говорила: «Когда вы пишите обо мне гадости, пишите правильно мое имя». Совсем неважно, что именно, главное — пусть говорят.

Нигяр: Украинская олимпийская чемпионка Екатерина Серебрянская как-то мне сказала: «Запомни навсегда: 30% людей тебя любят, 30% — не любят, а 40% на тебя наплевать. Те, кто пишет про тебя плохо, тебя не любят, и ты никогда не сможешь с ними бороться, даже не пытайся, просто пропускай мимо ушей». Пусть говорят! Для меня самое главное, чтобы никто не вмешивался в мою жизнь.

The M.O.S.T.: Какие ваши самые сильные черты характера на сегодняшний день?

Нигяр: Когда я люблю, я не замечаю других мужчин. Мой мужчина — центр моей вселенной. Но если я заканчиваю отношения, то не возвращаюсь. Отпускаю и иду вперед. Причем, так поступаю не только в любви, но и в других делах. Хотя для того, чтобы я поставила точку, должны быть четкие основания. Например, разочарование. Если человек не просто обманул, а обманул подло, сделал пакость, оклеветал, я не прощу ни за что. Этот человек будет в моем черном списке.

The M.O.S.T.: Какие ваши три самых слабых места?

Нигяр: Мои дети — моя большая слабость, моя семья и мой любимый. И когда начинают приписывать то, чего нет, я бешусь.

The M.O.S.T.: Если бы у вас была возможность встретиться и пообщаться с любым человеком, кто бы это был?

Нигяр: Если говорить о живых, то, наверное, Дженнифер Лопес. Я всегда была ее фанаткой. Она мой идеал. А из прошлого даже не знаю. У меня никогда не было желания вернуться в прошлое, и у меня нет желания общаться с кем-то из прошлого, даже с какой-то звездой.

Жакет: Ludovica Amati, Топ: A.L.C., Джинсы: L’Autre Chose, Подвеска: Bee Goddess Tree of life, Шахмеран: Bee Goddess Eye Iight, Чокер: Bee Goddess Sirius Star, Кольцо: Bee Goddess Sirius Star, Кольцо: Bee Goddess Light of heart, Кафф: Bee Goddess Venus Star

The M.O.S.T.: А хотелось бы вам научиться чему-то новому? Например, я не умею кататься на велосипеде, но очень хотел бы научиться.

Нигяр: Ой, я тоже хотела бы научиться кататься на велосипеде. Обычно если мне что-то нравится, я за это берусь и делаю. Если чего-то не делаю, значит это не настолько важно. Хотелось бы выучить новые языки. На данный момент четыре языка: украинский, польский, испанский и итальянский. Но чтобы начать их изучать, нужно быть связанной со страной. Когда пересекаешься с людьми, которые говорят на этом языке, у тебя появляется желание.

The M.O.S.T.: Как вы поддерживаете себя в форме?

Нигяр: В последний год я впервые в жизни почему-то стала прибавлять в весе и теперь понимаю людей, которые не едят, чтобы не поправляться. Раньше я ела все и не поправлялась. Я стала понимать, что мне нужен спорт, и стараюсь им больше заниматься. Потому что в 20-30 лет у тебя подтянутое тело, а потом уже надо над ним работать. Но радует тот факт, что благодаря технологиям сейчас молодость длится дольше.

The M.O.S.T.: А фастфуд любите?

Нигяр: Обожаю. Я вообще люблю еду. Есть люди, которые едят без аппетита, потому что просто надо есть. А я ем не просто с удовольствием, а с кайфом (смеется).

The M.O.S.T.: А сами готовите? Какое у вас коронное блюдо?

Нигяр: Плов. Британской кухни как таковой нет, и с их продуктами наши блюда не получаются такими вкусными, как здесь. Многие продукты сильно отличаются от наших. Даже специи.

The M.O.S.T.: Какая вы в гневе?

Нигяр: Лучше этого не знать. Гнев длится недолго, но взрыв бывает жестким. В этот момент меня лучше не видеть. Меня сложно довести до такого состояния, обычно это долго накапливается, а потом происходит извержение вулкана.

The M.O.S.T.: Если бы снимали фильм о вашей жизни, какая актриса сыграла бы вас лучше всех?

Нигяр: Если бы снимали в Голливуде, наверное, Дженнифер Лопес. У нее такой неспокойный, эмоциональный характер, он мне близок. А если бы снимали у нас, то, наверное, никто.

The M.O.S.T.: Насколько вы сентиментальны? Легко ли можете заплакать, посмотрев фильм или прочитав книгу?

Нигяр: Ой, раньше была страшно сентиментальная, от всего могла заплакать. Сейчас включается логика. Если проблема реальна, мне может стать плохо. А вообще зависит от настроения. Иногда бывает, что глаза наполняются слезами, а иногда могу спокойно переживать внутри…

Но чаще всего я более стойкая.

The M.O.S.T.: Какие у вас отношения с религией?

Нигяр: Я не религиозный человек, но не атеист. Когда меня спрашивают, кто я по вере, отвечаю, что мусульманка и с уважением отношусь к каждой религии. Ты рождаешься, тебя растят в соответствии с определенной культурой. Я верю в Бога, верю в закон бумеранга, в то, что если ты делаешь хорошее — тебе возвращается добро, а если ты делаешь плохое, это зло вернется, даже если ты пытаешься показать людям, что святая. А носить хиджаб, отпускать бороду, я считаю, позерством, желанием показать свою набожность. Если ты веришь в Бога, ты просто живешь правильно. Необязательно ходить в мечеть или в церковь, чтобы молиться Богу. Можно молиться и дома. Самое главное — делать это от чистого сердца. Когда меня начинают обвинять в том, что я веду себя, как не подобает мусульманке, — это притворство. Я не особо доверяю религиозным людям. Фанатичная вера порождает агрессию в человеке.

Платье: Scarabee, Кулоны: Bee Goddess Jardin Star, Серьги: Bee Goddess Empress, Шахмеран: Bee Goddess Kundalini, Браслет: Bee Goddess Lightning, Браслет: Bee Goddess Sword of Light

The M.O.S.T.: В нашем интервью в 2013 году вы говорили о желании сняться в фильме и позднее это произошло. Расскажите о впечатления.

Нигяр: Фильм был снят в Азербайджане. Мне пришло это предложение, я просмотрела сценарий, он мне понравился, команда была очень интересной. Это было очень ново, и мне было сложно играть. В каких-то сценах мне понравилось, как я сыграла, но большая часть мне не понравилась, потому что было достаточно сыро. Я сама снималась в сценах с драками. Мне предложили дублера, но я решила, что лучше я над собой поработаю, буду в синяках, но сделаю это сама. Тем более, я до этого занималась карате, и навыки у меня остались. И, несмотря на то, что я повредила ногу во время съемки, я получила от них большое удовольствие.

The M.O.S.T.: Собираетесь ли продолжать актерскую карьеру?

Нигяр: Если будет интересный сценарий, я бы попробовала еще раз.

The M.O.S.T.: А на театральной сцене не хотелось бы себя попробовать?

Нигяр: Нет, у меня времени нет. Я лучше приду посмотрю.

The M.O.S.T.: Мне крайне импонирует ваш перформанс, посвященный трагедии Ходжалы. Мне кажется, что это наиболее профессиональное преподнесение этой темы международному сообществу, а не просто демонстрация ужасных фотографий убитых детей.

Нигяр: Когда мы делали этот проект, мне многие предлагали использовать эти фотографии. Но я понимала, что людям неприятно видеть фотографии с трупами детей. Если мне, например, показывают фото трупов в Сербии, Хорватии или другой стране, я не хочу на это смотреть. Для того, чтобы люди смотрели, чтобы их впечатлить, нужно показать интересную картинку. Там не должно быть никаких документальных фото. А сейчас фильм про Ходжалы снимает Мэл Гибсон. Он сам выбрал эту тему.

The M.O.S.T.: Как вы пришли к созданию этого проекта? Это была ваша идея?

Нигяр: Я помню, у Бейонсе был благотворительный проект, в рамках которого она пела, а на экране шли документальные кадры. И я подумала, почему бы не сделать такой проект у нас и показывать его в Европе? Первым делом — в Турции, потому что это близкая нам страна, там легче заинтересовать и привлечь людей к этой теме. Над проектом работала профессиональная московская команда. Но в России продвигать его было бы сложнее, потому что там сильное армянское лобби. Закончили проект в Турции.

The M.O.S.T.: Чем занимаются ваши дочери?

Нигяр: У каждой свой характер, в чем-то они пошли в меня, в чем-то нет. Старшая профессионально занимается футболом. Она очень похожа на меня — улыбчивая, веселая, гибкая. Младшая занимается гимнастикой, хочет стать профессиональной гимнасткой. Я стараюсь быть своим дочерям и другом, и психологом. Объяснять им все максимально доходчиво, чтобы они были готовы к любой ситуации и знали, как поступить верно.

The M.O.S.T.: Вы следите за «Евровидением» по-прежнему?

Нигяр: Нет. Один год могу смотреть, другой — пропустить. Почему пропал интерес? Потому что я добилась своего.

The M.O.S.T.: Над чем вы работаете сейчас?

Нигяр: Над новым дуэтом с азербайджанской певицей. Она совершенно другого плана, очень талантливая, мне нравится ее подход, ее голос. Но детали мы пока не разглашаем. Посмотрим, что получится. Я понимаю, что у нас чаще становится хитовой некачественная музыка, но хочется делать исключительно качественный продукт.

The M.O.S.T.: Давайте закончим на позитиве. Что на сегодняшний день вас больше всего вдохновляет?

Нигяр: Любовь. Любимый человек.

Редакция благодарит ресторан Dolce Vita, Freedom Concept Store и ювелирный бренд Bee Goddess за помощь в осуществлении съемки.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста напишите свой комментарий!
Введите имя

5 × 5 =