Минувшей осенью, 22-го сентября, после двухлетней реставрации ювелирный дом Bulgari и Городское управление города Рим открыли заново для всех римлян и гостей вечного города Испанскую лестницу – один из исторически важных архитектурных памятников, расположенных на всемирно известной Площади Испании (Piazza di Spagna).

Scalinata di Trinità dei Monti, или Испанская лестница, была построена между 1723-м и 1725-м годами архитекторами Франческо де Санктисом и Алессандро Спекки на средства французского дипломата Этьена Геффье. Испанская лестница стала связующим звеном между посольством бурбонских королей Испании и церковью Trinità dei Monti, построенной под патронажем короля Франции из семьи Бурбонов.

Испанскую лестницу восстанавливали несколько раз, и последняя реставрация началась в 2014 году по случаю 130-летия ювелирного дома Bulgari, пожертвовавшего городскому управлению 1,5 миллиона евро. Работы начались 7 октября 2015 года, и основное внимание было уделено очистке, укреплению и защите каменных поверхностей, включая функциональную реставрацию самих ступеней, чтобы гарантировать их безопасное использование.

Испанская лестница

По этой причине The M.O.S.T. Magazine посетил Рим, чтобы раскрыть секреты дома Bulgari и его связь с Римом. Итальянский ювелирный дом организовал двухдневное празднество, во время которого у нас появилась возможность пообщаться с генеральным директором Bulgari – Жан-Кристофом Бабеном, креативным директором бренда – Лючией Сильвестри и с почетным гостем мероприятия, оскароносной актрисой Алисией Викандер.

В первый день мы встретились с генеральным директором бренда Bulgari в культовом флагманском магазине бренда в Риме, расположенном по адресу Via Condotti, 10, на улице, пересекающей Площадь Испании, на которой расположены бутики самых роскошных модных и ювелирных брендов. Жан-Кристоф Бабен рассказал нам о связи между Bulgari и Римом.

Жан-Кристоф Бабен

The M.O.S.T.: Почему вы решили заняться реставрацией Испанской лестницы?

Жан-Кристоф Бабен: Большинство вещей происходит случайно, и во время нашего 130-летнего юбилея мы хотели оказать поддержку нашему городу, Риму, но мы не знали каким образом это сделать лучше всего. Тогда мы обратились в муниципалитет Рима за советом. И самым крупным проектом по восстановлению на тот момент являлась Испанская лестница.

Таким образом, мы решили восстановить этот архитектурный памятник, являющийся как одним из символов города, так и одним из символов бренда. На самом деле наш основатель Сотирио Булгари открыл первый бутик Bulgari на via Sistina у подножья испанской лестницы, а второй бутик на самой известной улице via Condotti street. И в течение дня он привык переходить из одного магазина в другой, пользуясь именно этой лестницей. Так что данная реставрация является своеобразной данью истории нашего бренда.

The M.O.S.T.: Какие еще факторы выполняют роль связующего звена между Bulgari и Римом?

Жан-Кристоф Бабен: Ювелирный дом Bulgari всегда черпал свое вдохновение в Риме. К примеру, наше культовое кольцо Bzero1 было вдохновлено Колизеем. То же самое касается и наших коллекций высокого ювелирного искусства или часовых коллекций. К примеру, дизайн коллекции часов Octo был вдохновлен восьмиугольным потолком, так часто встречающимся в исторических зданиях Рима. Таким образом, Рим является составляющей частью ДНК Дома Bulgari, а Bulgari, в свою очередь, является составной частью ДНК  современного Рима.

«Мы считаем честью сохранить и восстановить нечто прекрасное, находящееся в самом сердце Дома Bvlgari».

The M.O.S.T.: Был бы Дом Bulgari таким же, если бы он был основан в любом другом городе мира?

Жан-Кристоф Бабен: Я не думаю. Дело в том, что основатель бренда Сотирио Булгари был родом из Греции, где он занимался производством серебряных изделий. Его переезд же в Рим совершил огромные перемены в его карьере. Он открыл для себя, что Рим является городом искусств, золота и ювелирных изделий, и, таким образом, он начал создавать собственные украшения, которыми мир восхищается до сих пор.

The M.O.S.T.: Будут ли созданы какие-либо украшения в связи с вашим участием в реставрации Испанской лестницы?

Жан-Кристоф Бабен: Полукруглые ступени лестницы имеют схожесть с формой ожерелья. Я думаю, что довольно сложно было бы создать кольцо или браслет, будучи вдохновленным Испанской лестницей, да еще и по доступной цене. А обычно ожерелья чаще, чем другие украшения, относятся к высокому ювелирному искусству.

Жан-Кристоф Бабен в Термах Каракаллы

The M.O.S.T.: Ожидаете ли вы какой-либо эффект от спонсирования данной реставрации с точки зрения рекламы бренда и роста его доходов?

Жан-Кристоф Бабен: Мы очень редко выступаем инициаторами подобных проектов, но никогда не задумываемся о вложениях с указанных вами точек зрения. Мы считаем честью сохранить и восстановить нечто прекрасное, находящееся в самом сердце Дома Bulgari.

The M.O.S.T.: Есть ли еще какие-либо объекты в Риме, которые вам хотелось бы восстановить?

Жан-Кристоф Бабен: Помимо Испанской лестницы, в данный момент мы также занимаемся восстановлением мозаики Терм Каракаллы, а также системы освещения Палаццо Браски. Мы также рассматриваем еще три проекта, которые нам предложил муниципалитет Рима, так что в ближайшем будущем мы также возьмемся за восстановление другой части римской истории.

Если Жан-Кристоф Бабен рассказал нам о связи между Bulgari и Римом, то креативный директор бренда Лючия Сильвестри стала нашим проводником в мир самих украшений, производимых этим Домом.

На верхнем этаже головного офиса Bulgari в Риме, находящегося по адресу Lungotevere Marzio 11, расположился невероятный офис Лючии с огромным столом, на котором небрежно разбросаны драгоценные камни, незаконченные украшения и наброски будущих произведений ювелирного искусства. Сразу по окончании наброска Лючия на специальной подставке подбирает идеальное расположение для камня, подходящего под украшение, над которым она работает в данный момент, словно собирая роскошный паззл, где все должно быть безупречно.

“Только избранные VIP-клиенты бренда имеют доступ в эту комнату, в которой я создаю украшения, — говорит Лючия Сильвестри, — потому что это очень личное для меня пространство. Именно здесь вы можете увидеть, как создаются украшения, а также прочувствовать ту страсть и любовь, которую я вкладываю в каждое из них. Так что войти в эту комнату – это все равно что получить доступ к самому сердцу Bvlgari”.

Лючия Сильвестри

The M.O.S.T.: Расскажите о связи между Bulgari, Римом и вашим воображением, используемым при создании украшений?

Лючия Сильвестри: Даже несмотря на то что я часто путешествую, Рим является для меня моим главным вдохновителем, потому что здесь я чувствую себя в зоне комфорта, что очень важно для меня. Прогуляться по Риму  — это все равно что пройтись по музею под открытым небом. Увидеть все его цвета, формы, различные архитектурные стили, смешивающиеся здесь в причудливом балансе – все это, без сомнения, сказывается на моем творчестве. Благодаря красоте Рима, я научилась создавать наброски украшений и создавать изделия, вдохновленные этим замечательным местом.

The M.O.S.T.: Чем больше всего вдохновляет вас Рим?

Лючия Сильвестри: Цвета и архитектура вдохновляют меня больше всего, но также и люди, населяющие его, то, как они одеваются и ведут себя. Я помню, когда я была маленькой, во время прогулок весной по via Condotti к Площади Испании, Испанская лестница с распустившимися по бокам цветами была столь яркой, что напоминала мне ювелирное украшение, будто я смотрела на ожерелье. Все пары в городе напоминают мне кабошоны, которые я использую в своих украшениях.

The M.O.S.T.: Был бы Дом Bulgari таким же, если бы он был основан в любом другом городе мира?

Лючия Сильвестри: Скорее всего, нет, так как Рим сыграл огромную роль в креативности Bulgari. Особенно в 60-е годы прошлого столетия, когда вдохновение Римом и его стилем у семьи Булгари получило наибольшее влияние. Так что по мне римское воздействие на Дом Bulgari невозможно переоценить.

«Благодаря красоте Рима, я научилась создавать наброски украшений и создавать изделия, вдохновленные этим замечательным местом».

The M.O.S.T.: Вы сказали, что, смотря на Испанскую лестницу, вы еще с детства представляли себе ожерелье. И в итоге вы его все-таки создали. Могли бы вы описать это ожерелье?

Лючия Сильвестри: Для создания этого единственного в своем роде ожерелья, посвященного Испанской лестнице, я использовала белое золото, аметисты, изумруды, рубеллиты и сапфиры общим весом в 20,25 каратов. Я представляла себе сочетание цветов и камней, а также мотив Diva, вдохновленный мозаикой Терм Каракаллы. Таким образом, по бокам ожерелья расположены цветы азалии, а в его центральной части рисунок Diva. Так что это ожерелье является двойной данью Риму.

Ожерелье Bvlgari из коллекции Divas’ dream

The M.O.S.T.: Представляете ли вы во время создания украшения эмоции мужчины, преподносящего его в качестве подарка своей любимой?

Лючия Сильвестри:  Само создание украшения является крайне эмоциональным процессом, когда вкладываешь в изделия все свои чувства, и покупатель, вне зависимости от того, является ли он мужчиной или женщиной, должен это почувствовать. Отвечая на вопрос, да, я часто представляю сам процесс преподнесения моих украшений в качестве подарка и даже их дальнейшей судьбы.

The M.O.S.T.: Вызывало ли какое-либо из созданных вами украшений у вас слезы?

Лючия Сильвестри:  Да, был такой момент. Это произошло, когда я увидела все украшения из коллекции “The Magnificent Inspiration” вместе в Сен-Жан-Кап-Ферра. Обычно, когда я создаю украшение, сразу после окончания работы над ним оно напрямую отправляется клиенту, и возможность увидеть всю экспозицию целиком было очень трогательно для меня как с точки зрения средоточия всей этой красоты, так и с точки зрения осознания сложности проделанной работы и всей той страсти, которую я вложила в эту коллекцию.

Текст: Иван Аллегранти

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста напишите свой комментарий!
Введите имя

20 − четыре =