«Я никогда не предавала родину, но для многих всегда была предателем»… Уважаемые читатели, не беспокойтесь, никакого криминала нет. Приведенное откровение принадлежит народной артистке Азербайджана, обладателю ордена «Шараф», певице Флоре Керимовой, отметившей в прошлом году солидную юбилейную дату. Наша беседа с Флорой-ханум затронула достаточно широкий круг вопросов, познакомиться с которым вы сможете, прочитав представленное вашему вниманию интервью.

Текст: Рая Аббасова | Фото: Мурад Оруджев

«Кто только не выехал из страны на заработки, а я была здесь, дома в самое сложное для страны время. Выходила на бульвар и задыхалась — мне не хватало воздуха. Начала говорить о себе — критикуя, с юмором, направленным против себя же. Дочь тихонечко пыталась меня образумить, остановить мое самобичевание, но бесполезно: я не оценивала по достоинству свое пение, шла на поводу у эмоций, внутреннего состояния и того давления, которое пытались оказать на меня некоторые коллеги. И только мои поклонники, казалось, ничего не замечали или не хотели замечать — они считали меня личностью и были непоколебимы в своем мнении. Изменились времена — изменилось и отношение ко мне. Звание народной артистки уже независимого Азербайджана мне вручили первой.

В прошлом году я отметила свое 80-летие! Когда успела пройти по такому жизненному пути?! Не знаю, не заметила! Вернее, стараюсь не замечать и делаю все возможное, чтобы и другие, как бы ни старались, не могли соотнести мой возраст с моим реальным образом»

The M.O.S.T.: Флора-ханум, смею вас уверить, ваши старания не пропали даром. Вы — человек вне возраста, цифрам за вами не угнаться. Что помогает вам сохранять энергию молодости?

Флора Керимова: Доброе отношение людей, в первую очередь. Я безмерно благодарна господину Президенту Азербайджана Ильхаму Алиеву, определившему курс положительного отношения ко мне. Орден «Шараф» («Честь») и предоставленную мне персональную президентскую пенсию восприняла с особым волнением. 68 лет в строю — это совсем не мало… Целая жизнь!

Вы спрашиваете, что помогает сохранить энергию молодости? Открою свой секрет. Я люблю шутить, за что мне всегда доставалось. Но несмотря ни на что, это качество не утрачено мною и сегодня.

The M.O.S.T.: Мы беседуем с вами у вас на даче — это настоящий райский уголок! Вы говорите о возрасте, но создать такую сказку может человек, который не утратил светлого взгляда на мир. С Сент-Экзюпери не поспоришь: «Все мы родом из детства». Но не всем дано сохранить эту «детскость», пронести через жизнь ощущение сказочного волшебства. А в вашем саду на каждом шагу сюрпризы: то сложенный из камней домик гнома — с окошками, дверью, крыльцом — так и хочется заглянуть вовнутрь! Из дальнего угла сада выглядывает избушка на «курьих» ножках, рядом — небольшая мельница с блестящими на солнце крыльями, смотровая башня с винтовой лестницей, поют птицы, летают бабочки — всех чудес не перечислить. Расскажите о своем детстве.

Флора Керимова: Этот, как вы говорите, райский уголок, возможно, компенсация того, чего я была лишена в детстве. Оно было нелегким. Я родилась через месяц после начала Великой Отечественной войны — 23 июля 1941 года. Родилась вопреки желанию мамы. Но, видимо, у меня с Жизнью взаимная любовь — мы уже 80 лет с ней неразлучны и очень надеюсь, что наш совместный путь будет долгим и счастливым.

Можно ли было обвинять маму, которую испугали трудности? Нет, однозначно, нет! Отец ушел на фронт, она еле-еле концы с концами сводила. Жили бедно, одевали что придется, ели что Бог даст, но были благодарны и никогда не забывали о гордости.

Училась я в школе №134 в русском секторе. При всех сложностях время было особенное! Жизненные трудности закаляют людей — начинаешь больше ценить даже малые радости, незначительные удачи. Учеба в музучилище, поступление в Медицинский институт на лечебный факультет (папа настоял, так как считал, что я должна получить востребованную специальность), затем консерватория…

А вокруг постепенно возрождалась жизнь! Пробивались ростки джаза, в кинотеатре Низами перед началом сеанса пела очаровательная Евгения Дэвис — единственная на то время певица другой национальности, исполнявшая азербайджанские народные песни.

The M.O.S.T.: Евгения Дэвис — легендарная личность, сыгравшая свою роль в становлении азербайджанской эстрады.

Флора Керимова: Это действительно так. Один эпизод из жизни Евгении связан с именем глубоко почитаемой мною Шовкет Алекперовой, которую я считаю эталоном профессионализма. А история такова: композитор Закир Багиров доверил Евгении Дэвис исполнение своей новой песни «Hardasan?» («Где ты?»). Откровенно говоря, азербайджанский язык певицы оставлял желать лучшего, но новую песню, как и ряд других, эта талантливая вокалистка пела на родном для нашей страны языке! Уверена, можно и нужно было расценивать такой факт, как проявление уважения к стране и ее гражданам. Но нашлись ярые «патриоты», которые выразили свое отрицательное отношение, идущее вразрез с толерантными традициями моего народа: «Разве у нас нет певиц-азербайджанок?» В защиту Евгении Дэвис выступила великая Шовкет Алекперова, которая дала певице несколько профессиональных советов и со свойственной деликатностью и мудростью отметила, что легкий, еле заметный акцент придает только шарм ее исполнению.

The M.O.S.T.: Флора-ханум, вы поступили и окончили мединститут, но искусство взяло в вашем случае вверх. Неужели вам так и не удалось применить на деле полученные знания, оказать кому-то медицинскую помощь?

Флора Керимова: Почему же, я более пяти лет проработала акушером-гинекологом в Азизбековском роддоме. Но и здесь нашлись «доброжелатели», отлично владеющие мастерством интриг. Посоветовавшись с мамой, я решила уйти с работы и с тех пор — в музыке.

The M.O.S.T.: Помните ли вы свое первое публичное выступление?

Флора Керимова: Было ли оно первым или нет — точно не знаю (петь я начала рано), но в 13 лет я впервые услышала по радио песню Шафиги Ахундовой «Hind qızı». Индийские фильмы, музыка, актеры в Баку пользовались особым вниманием. Во всех кинотеатрах постоянно показывали полюбившиеся фильмы с Раджем Капуром, Наргис и другими. Люди выходили из залов с заплаканными лицами.

The M.O.S.T.: А вы?

Флора Керимова: Я плачу, но от реалий. Сколько слез пролито из-за карабахской беды! Сколько жизней, сколько надежд, судеб унесла война! Боль. Гнев. Страдания. Но справедливость восторжествовала! «Дорога Победы» стала символом современного независимого Азербайджана! Мы оплакиваем шехидов, но со слезами на глазах гордимся Героями!

Слезы… Я очень тяжело перенесла смерть моего супруга, отца моей дочери. Вскоре после этого печального события должна была выступать с оркестром Сеида Рустамова. Пришла на репетицию, начала петь, а слезы текут — ничего не могу с собой поделать. Но тут раздается волевой голос Шовкет Алекперовой, которая присутствовала на репетиции: «Не плачь! Я приказываю тебе, не плачь!» Видит, что это не помогает, и вдруг как крикнет: «Sınma!» (перевод: «держись», «приди в себя»). От ее крика я как будто очнулась… Но когда надо было плакать по сценарию, например, во время съемок фильма «Именем закона», сколько не старалась, не смогла.

Но вернусь к своему первому выступлению. Песня «Hind qızı» Шафиги Ахундовой произвела на меня большое впечатление, она постоянно звучала внутри меня. И вдруг мне представилась возможность исполнить ее в «Доме медработников». Сегодня этого здания, некогда располагавшегося на площади Азнефть, уже нет (в настоящее время на его месте возвышается отель Four Seasons), но в бытность его существования здесь довольно часто проходили творческие мероприятия. На одном из таких я и спела «Hind qızı».

Фортепиано было такое старенькое, потрепанное, но меня ничто не смущало — я на сцене! Вошла в образ (как мне тогда казалось) и пою. Уже после исполнения ко мне подошел популярный в то время комедийный артист Башир Сафароглу и добрым таким голосом, еле сдерживая улыбку, спросил: «Qızım, ne oxudun? İt qızı yox, hind qızı demek lazımdır!» (перевод: «Доченька, что ты спела? Речь идет не о щенке, а об индийской девушке»). Честно говоря, мне об этом уже говорили, но я никак не могла правильно произнести это слово, а на сцене и вовсе забыла обратить на это внимание. Тогда я расстроилась, представляя реакцию слушателей. А сейчас рассказываю со смехом — жизнь вносит свои коррективы в реакцию на то или иное событие. Когда ты сталкиваешься по жизни со злом, завистью, подножками, людской нечистоплотностью, то многое из того, что когда-то тебя волновало до слез, начинает казаться столь незначительным, такой ерундой!

The M.O.S.T.: В некоторых интервью вы рассказываете о волнующих для вас отношениях, в основном, с коллегами. Но даже в судебных разбирательствах существует положение о сроке давности содеянного преступления. Может быть, пора уже отпустить?

Флора Керимова: В моем кодексе этой статьи нет. Если в природе существует четыре сезона, то у меня их было 6-7 и все неспокойные — из одного кипящего котла в другой! Однажды написали на меня жесткий пасквиль, и началось! Дело дошло до МВД — вновь надо было писать объяснительные, что я «не медведь». Вы правы, пора бы уже забыть, но живет во мне обида и не одна.

Так, в начале 50-х годов уже прошлого века в Баку приехала знаменитая турецкая певица Несрин Сипахи с сопровождающим ее ансамблем. Время было неспокойное: Турция вступила в НАТО (18 февраля 1952 — авт.), а Советский Союз немного позже (14 мая 1955 года — авт.) вошел в организацию Варшавского договора. Люди искусства страдали от политических противостояний, были ограничены в своих передвижениях.

Я встретила Несрин с огромным, почти в человеческий рост букетом цветов, который был обрамлен светящейся гирляндой, со словами приветствия от моего супруга Ибрагима Топчибашева, по приглашению и личному участию которого стал возможен приезд этой известной певицы в Азербайджан. К великому сожалению, Ибрагим Мустафаевич — талантливый врач и одновременно автор множества популярных песен, ко времени описываемого события безвременно ушел из жизни. Преподнесенный от его имени букет имел для меня особое, личное значение.

Один из музыкантов, сопровождавших Несрин, вернувшись в Турцию, прислал мне открытку с благодарностью за внимание и гостеприимство, отметив, что к его словам присоединяются добрые пожелания коллег по ансамблю. Письмо было подписано традиционным для турков «Sevgilerle» (с любовью). Что тут началось! Разборка на уровне КГБ. За что? За простую вежливость? В результате: фестиваль молодежи в Германии — документы возвращаются со штампом «не выездная». Творческая поездка в Турцию — то же самое.

Но и это не все! Инкриминировали историю, к которой я вообще не имела отношения! Певица Эльмира Рагимова, вернувшись из творческой командировки в Индию, часто выступала с исполнением индийских песен, сопровождая их танцевальными движениями. Столь активное внимание к иноземному искусству вызвало к ней нездоровый интерес — в Индию ее больше не выпускали. Во время визита в Баку высокопоставленных политических деятелей из Индии Эльмира-ханум умудрилась вложить записку в руку одного из представителей иностранной делегации, что не прошло незамеченным. Был страшный переполох, ее действие были расценены, как серьезный удар по имиджу СССР.

Почему я об этом рассказываю? Да потому что по ошибке в этом деле засветилась моя фамилия! А меня даже не было на этом мероприятии! Пришлось приложить немало усилий, чтобы восстановить справедливость.

Я поделилась с вами давней историей и пользуюсь случаем, чтобы в очередной раз поблагодарить человека, который помог мне разобраться в этом запутанном деле. Имени называть не буду, но, может быть, он прочтет это интервью и узнает, что я помню и очень ценю сделанное им добро.

Теперь рассудите: если бы я не пыталась восстановить справедливость, разоблачить происки своих врагов, давно бы уже имела статус «неблагонадежной». А что было бы с моими детьми?!

Моя дочь Зумруд училась в Англии на факультете психологии; она все время просила меня не отвечать на выпады против меня одной известной азербайджанской певицы, которой уже нет в живых, и молодого на тот период певца. Но я должна была разоблачить ложь, которую они распространяли обо мне. Не отвечать на несправедливость, не защищать свое имя я не могла. Ведь за ним стояла моя семья, мои дети, теперь уже и внуки. Такая самозащита стоила мне немало здоровья и нервов, но правда восторжествовала.

The M.O.S.T.: Ваши дети живут в Баку?

Флора Керимова: Нет. Сын с семьей — в Германии, дочь с супругом — в Англии. Но расстояние в нашем случае ничего не значит — мы постоянно на связи, я неизменно чувствую их внимание и заботу. Мне было 38 лет, когда я узнала, что жду ребенка. Не могу сказать, что была очень рада этому, так как боялась материнства, ответственности за собственное дитя. Казалось, что повторяется история моей мамы, которой к тому времени не стало. Смириться с такой потерей я долго не могла — обнимала мамино пальто, одежду и рыдала. Когда родилась дочь, назвала ее именем моей мамы — Зумруд, но произносить его не могла. Сын, внимание и предупредительность которого для меня дорогого стоит, чтобы не расстраивать меня, начал называть малышку Джинджи. А вслед за ним и для меня она стала Джиночкой, так имя и закрепилось за ней. У меня чудесные дети, я ими горжусь!

The M.O.S.T.: Счастья им и больших успехов! Флора-ханум, в 1973 году на телеэкранах появился музыкальный фильм «На крыльях песни», режиссером и сценаристом которого является Кямиль Рустамбеков. В фильме, помимо вас, приняли участие тогда еще молодые, но уже популярные артисты: Полад Бюльбюльоглу, Октай Агаев, Ильхама Гулиева, Джаваншир Алиев, Джаван Зейналлы, а также вокальные квартеты «Гая» и «Севиль», танцевальные ансамбли «Чинар» и мужской ансамбль танца Азгосфилармонии. После ухода из жизни Кямиля Рустамбекова я написала о нем статью, в процессе работы над которой открылось немало интересных фактов.

Флора Керимова: Кямиль Рустамбеков — большой мастер. Этот фильм, как мне кажется, и сегодня не утратил своего современного звучания, но кого-то из участников уже нет среди нас. Грустно…

The M.O.S.T.: По воспоминаниям коллег, Кямиль Рустамбеков с уважением относился к людям искусства, но никогда не шел на поводу их ничем не обоснованных претензий и капризов. Один из закадровых эпизодов съемки, возможно, прошел мимо вас, но за давностью происходившего позволю себе рассказать о нем…

Флора Керимова: В работе Рустамбеков ставил высокие качественные планки, а потому, как я помню, был справедливо придирчив — обращал внимание на все и на внешний вид тоже. Вольностей не допускал.

The M.O.S.T.: Помните, по сценарному плану вы въезжаете на бульварный пирс на «Волге», выходите из машины — так стильно, уверенно — и начинаете петь. А сколько было по этому поводу ревностных обид! «Почему она на машине, а я нет?», — подобного рода претензии режиссер подчеркнуто спокойно парировал, не давая разгореться спору: «У вас другие задачи». Насколько я знаю, никакие просьбы, никакие звонки «сверху» не могли изменить профессиональных решений Кямиля Рустамбекова.

Флора Керимова: «На крыльях песни» — это картина о Баку и бакинцах. Фильм снят с любовью, и я рада, что стала частью этой работы. Все остальное значения уже не имеет — все было так, как должно было быть. Светлая память Кямилю Рустамбекову. Он оставил добрые воспоминания.

The M.O.S.T.: Когда вы исполняете ту или иную песню, вы проживаете жизнь ее героини?

Флора Керимова: Я вживаюсь в образ, но не соотношу его с собой. Моя жизнь была борьбой, и у меня не оставалось ни сил, ни желания оплакивать себя в творчестве, брать на себя дополнительную эмоциональную нагрузку. Мое счастье любит тишину…

The M.O.S.T.: Флора-ханум, практически все ваши репертуарные песни любимы большой аудиторией ваших поклонников. Но среди огромного песенного багажа Флоры Керимовой есть образцы, ставшие, без преувеличения, вашим брендом, в том числе и песня композитора Эмина Сабитоглу «Bir axşam takside» («Однажды вечером в такси»), прозвучавшая впервые в фильме «День прошел» (литературная основа и сценарий — Анара Рзаева, режиссер — А.Бабаев — авт.)…

Флора Керимова: Спасибо за «бренд». Это действительно замечательная песня, очень популярная в Азербайджане. Почему она так трогает? История чистой любви, показанная в фильме, должна была сопровождаться столь же чувственным и столь же чистым музыкальным рядом. Сама мелодия песни избегает громких кульминаций, держит в рамках страсть. Это мастерство, иначе не скажешь. Потому-то и получился такой замечательный фильм, в котором достигнуто полное соответствие всех слагаемых.

The M.O.S.T.: Что вы думаете о времени?

Флора Керимова: Ограничусь мыслью: «Если бы молодость знала, если бы старость могла!» — вот она мудрость жизни, постичь которую удается тогда, когда «поезд пока еще не ушел».

The M.O.S.T.: Вы сами подсказали вопрос. Догадываетесь? Речь, конечно же, пойдет еще об одном вашем хите — песне «Bu qatarın dalınca baxma» («Не смотри вслед уходящему поезду»), прозвучавшей впервые в фильме-спектакле «Seni axtarıram» («Ищу тебя») по произведению Аслана Гахраманлы. В главных ролях задействованы Франгиз Муталлимова и Яшар Нури.

Скажу вам откровенно, эта песня в вашем, Флора-ханум, исполнении внесла такую эмоциональную волну! Ваш голос за кадром создавал тот чувственный надрыв, который просто невозможно было передать ни словами, ни артистическим вдохновением исполнителей главных ролей. Музыка шла не параллельно видеоряду, а органично вплеталась в него. Скажите, обидно, когда на экране другие актеры, а не менее значимое лицо остается за кадром?

Флора Керимова: Но вы же знаете это «лицо»? Иногда афиша не нужна. Если кого-то мое творчество тронет, пробудит добрые чувства, то этот человек обязательно поинтересуется, кто за кадром. В противном случае — какая разница, кто там находится.

Авторы песни — композитор Мобиль Бабаев и поэт Рамиз Ровшан. Фильм-спектакль, отмеченный вами, — это не только грустная история любви, но и показ серьезных социальных проблем, которые, к большому сожалению, не сходят с повестки дня. Для Франгиз Муталлимовой, если не ошибаюсь, это была первая серьезная роль, а Яшар Нури ко времени съемок спектакля был уже достаточно известным актером. Песня, о которой вы говорите, стала показательным лейтмотивом фильма, заняв свое особое место не только в телепостановке, но и в своем самостоятельном пути.

Мне как-то задали вопрос, смотрю ли я вслед уходящему поезду, подразумевая, конечно же, символический смысл этой, достаточно расхожей фразы. Я не люблю возвращаться к прошлому, смотреть старые фотографии — многие воспоминания для меня болезненны. Другое дело фото моих детей, внуков, хотя… и они вызывают у меня двоякие чувства: с одной стороны, я счастлива их взрослению, самостоятельности, но, с другой, понимаю, что уходит время, которого у людей моего возраста остается не так много… (с улыбкой) И все же, поезд можно вернуть…

The M.O.S.T.: И вы, Флора-ханум, лучшее тому доказательство. Вам же удалось вернуться — после всех жизненных и творческих перипетий, вы вновь засверкали и внешне, кстати, тоже…

Флора Керимова: О чем вы, мне 80!!!

The M.O.S.T.: А кто вам их даст?! Это лишь цифра, отметка в документах — не больше!

Флора Керимова: Льстите?

The M.O.S.T.: Зачем? Мы уже у вас, вы любезно согласились на интервью, более того оказали столь радушный прием — не хочется даже уходить.

Флора Керимова: Оставайтесь, буду рада.

The M.O.S.T.: Вы удивительная! Спасибо за откровенность, за гостеприимство, за то, что вы не разучились шутить, улыбаться, любить жизнь! Не ме-няй-тесь!

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста напишите свой комментарий!
Введите имя

11 + 1 =