Как говорил Оскар Уайльд: „Между капризом и вечной любовью разница в том, что каприз длится несколько дольше“. Нигяр Ахундова приняла этот факт к сведению и построила на нем свой бизнес. Ее салон красоты «Mon Caprice» удовлетворяет все прихоти даже самых требовательных клиенток.

Текст: Эльчин Амиров, Эмиль Ахундов | Фото: Руслан Набиев

The M.O.S.T.: Каким было ваше детство? В какой семье вы росли?

Нигяр: Моя мама по образованию журналист, но посвятила себя науке – филологии. Рано защитила кандидатскую диссертацию, потом докторскую, затем стала профессором. Уже 50 лет работает в Национальной академии наук Азербайджана, опубликовала множество значимых работ, издала много книг. Папа был экономистом и работал на руководящих постах. При этом я и мои сестра с братом никогда не были обделены их вниманием. У нас была дружная семья. Родители, несмотря на работу в совершенно разных отраслях, хорошо друг друга понимали и дополняли.

Моя старшая сестра – врач, а брат – юрист. Я тоже окончила медицинский институт, по образованию – дерматолог-венеролог. Я хотела быть юристом, но родители считали, что девочке нужно иметь спокойную работу, на которой можно оставаться женственной – врача или педагога. После окончания института, я некоторое время работала в республиканском кожно-венерологическом диспансере, потом по семейным обстоятельствам ушла, а позднее погрузилась в мир красоты, к которому тяготела с детства, так как я эстет, и люблю все красивое…

The M.O.S.T.: Я так понимаю, что речь идет о салоне красоты Mon Caprice?

Нигяр: Да, все верно четыре года назад я открыла салон, в котором постаралась сделать все в самой идеальной форме – приятный глазу дизайн, хороший сервис, атмосферу, в которой женщины могли бы расслабиться. Ведь в салон обычно приходят не впопыхах, а для того, чтобы отдохнуть. За четыре года нам удалось заполучить достойных мастеров, построить дружный коллектив, в котором превалирует дисциплина. Я люблю дисциплину. Наверное, к этому меня приучил спорт. Я с трех лет занимаюсь гимнастикой и с тех пор не представляю свою жизнь без спорта. Я никогда не пропускаю тренировок – занималась с температурой 40°, с мигренью, с недомоганием, без настроения. Спорт помогает мне выздороветь, сбросить весь негатив и получить заряд энергии. Сейчас я занимаюсь спортом по 5 часов в день 5 раз в неделю: час – кардио-тренировка, час – кикбоксинг, час – гимнастика, час – микс и заканчиваю часом танцев.

The M.O.S.T.: Как вы выдерживаете такие интенсивные тренировки?

Нигяр: Да, это не просто выдержать. Но так как я занимаюсь спортом всю жизнь, для меня это удовольствие, я хожу на тренировки, как на праздник. В те оставшиеся два дня недели, когда я не занимаюсь спортом, я чувствую, как мне его не хватает.

The M.O.S.T.: Как вам пришло в голову название вашего салона?

Нигяр: Я хотела, чтобы название было необычным и привлекательным… Приходя в салон, мы хотим удовлетворить какие-то свои капризы. Я объясняю своим сотрудникам, что клиент всегда прав, и мы должны быть терпеливыми, выслушать его до конца и сделать так, чтобы ему понравилось, и он ушел довольным, с улыбкой на лице. Так и родилось название Mon Caprice.

The M.O.S.T.: Что было самым сложным в начале вашего профессионального пути в бьюти-бизнесе?

Нигяр: Начав работать в этой сфере, я поняла, что есть множество разных мастеров узкой специализации – визажист, мастер по волосам, мастер по бровям, мастер по ресницам и т.д., и у каждого из них есть свои пожелания и даже капризы. Самым сложным было объединить всех этих людей в один дружный коллектив. Это была моя главная цель. Пока не будет здорового коллектива, о хорошей работе, о благополучном бизнесе речи быть не может. Сейчас у нас сплоченный коллектив, что, на мой взгляд, большая редкость. Я до сегодняшнего дня изучаю психологию людей, работающих в сфере красоты. В моем салоне работает 28 человек. В планах есть расширение, но найти хороших мастеров не так просто. Мастер, который придет в Mon Caprice, должен быть достаточно профессиональным, чтобы мы не разочаровывали клиента. Клиент, который заходит к нам, так и говорит: «Вы же Mon Caprice, значит у вас должно быть все самое лучшее». И мы стараемся всегда соответствовать желаниям нашего клиента.

The M.O.S.T.: Что вы считаете самым главным достижением, успехом за время существования салона?

Нигяр: Мне кажется, главные наши успехи еще впереди. К примеру, сейчас мы ведем переговоры об открытии своей школы. В ближайшем будущем мы хотим создать специальное учебное заведение, в котором будут преподавать мастера-профессионалы своего дела. Будем растить собственные кадры и планируем выйти на международный уровень.

The M.O.S.T.: Можете рассказать всем тем, кто не знаком с вашим салоном, почему нужно прийти именно к вам?

Нигяр: Я думаю, что нас отличает от прочих салонов уровень сервиса, добрая атмосфера, в которой абсолютно все действительно хотят оставить клиента довольным по максимуму, а также идеальная чистота. Для меня очень важна чистота и гигиена, думаю, таким образом сказывается мое медицинское образование. Мы часто слышим отзывы от клиентов, что в нашем салоне невероятная аура, и что здесь они по-настоящему отдыхают. В любом салоне делают прически и макияж, колористику – все услуги примерно одинаковые. Но создать правильную атмосферу – гораздо сложнее. Мы с моей большой командой смогли этого добиться.

The M.O.S.T.: Какой вы начальник?

Нигяр: Мне трудно сказать, об этом могут судить только мои подчиненные. Я стараюсь быть очень понимающим начальником, не позволяю себе грубости, переход на личности, всегда улыбаюсь. Меня интересует только оно – качество работы нашего сотрудника. У меня очень приятные отношения с моими сотрудниками, и я чувствую уважение с их стороны.

The M.O.S.T.: Давайте поговорим о процедурах. Что вы посоветуете в первую очередь тем, кто к вам пришел?

Нигяр: В первую очередь, это уход за волосами. У нас очень достойные мастера. Был, к примеру, случай, когда клиентка пришла к нам с сильно поврежденными в другом салоне волосами. Мы предоставили необходимые услуги, маски и препараты для лечения, ухаживали за ее волосами. Она впервые в жизни увидела такое отношение и сейчас является одной из наших постоянных клиенток.

The M.O.S.T.: С какой продукцией вы работаете?

Нигяр: Мы являемся официальными дистрибьютерами таких компаний, как L’Oréal и Schwarzkopf. К примеру, мы работаем с Kerastase, и у нас есть в наличии все линейки продукции этого бренда, какие только существуют в мире. Я испытала его на себе и поняла, что Kerastase – это бренд номер один! Даже самые сожженные волосы он за считанные часы превращает в шикарные и здоровые. Причем, так как мы являемся официальными дистрибьюторами, в нашем салоне продукция Kerastase дешевле, чем где бы то ни было.

В Mon Caprice вся продукция самая качественная – лаки для волос, шампуни, краски, даже оксиданты. Наши колористы никогда не размешивают краску на глаз, а используют специальные весы, которые позволяют рассчитывать пропорции вплоть до миллиграммов. А все инструменты дезинфицируются в специальных аппаратах, которые обычно используются в медучреждениях.

The M.O.S.T.: Вы любите стиль барокко и антиквариат. А искусство в целом?

Нигяр: Очень люблю! Люблю писать стихи, их уже больше 300. Я нигде их не публикую, никто, кроме моей семьи, их не видел. Я люблю петь, у меня хороший музыкальный слух, и даже было желание записать что-то в студии. Умею немного рисовать. Я очень ценю дружбу, люблю общаться с людьми. Очень не люблю одиночества. Всегда хотела, чтобы в моем доме было много людей. Хотела много детей. Сейчас у меня их трое. Меня окружает большая семья, и я благодарна Богу за это. В моем доме всегда весело и шумно, всегда есть близкие и друзья, друзья моих детей, которых я принимаю как своих. Для меня это самое большое достижение.

В целом, я творческий человек, и мне интересно посвящать себя творчеству во всех его проявлениях.

The M.O.S.T.: Чем занимаются ваши дети?

Нигяр: Моя старшая дочка учится на юридическом факультете в университете ADA на английском языке. Можно сказать, что она осуществляет мое когда-то нереализованное желание стать юристом. Но я на этом не настаивала, я вообще никогда не принуждаю детей ни к чему, а даю им возможность делать то, что близко их сердцу. Если человек занимается тем, что ему нравится, у него больше шансов добиться успеха. Младшая моя дочь заканчивает 11-й класс. Ее мечта – стать журналистом. Она посоветовалась с нами, и мы ее желание одобрили. Сын получил экономическое образование, благополучно закончил университет и отслужил в армии.

The M.O.S.T.: Как вы пережили пандемию? Удалось ли сохранить коллектив?

Нигяр: Да, спасибо большое нашему коллективу. Но на руководителях бизнеса была большая нагрузка. Салон практически не работал несколько месяцев, но все это время мы выплачивали зарплату и несли другие расходы без получения какой-либо прибыли.

The M.O.S.T.: Ощущаете наплыв клиентов после смягчения карантина?

Нигяр: Мы работаем в обычном формате, как и до пандемии, так как у нас большое количество постоянных клиентов, которые хотят обслуживаться только у нас. Но скажу честно, что пандемия сказалась таким образом, что мы особо не ощущаем притока новых клиентов.

The M.O.S.T.: Что для вас красота?

Нигяр: Самое лучшее, что есть на земле. Я прикладываю максимум усилий, чтобы все, что я создаю или приобретаю, было лучшим и самым красивым. Я максималист – хочу, чтобы все было либо очень хорошо, либо никак. Для меня в этом вопросе нет компромисса. Иногда это мешает… Также и в нашем салоне – мы пытаемся создать для клиента то, что для него максимально красиво. Я часто обсуждаю эту тему с сотрудниками, и они знают, как я щепетильно отношусь к этому вопросу.

The M.O.S.T.: А свою собственную красоту вы доверяете своему салону?

Нигяр: Да, доверяю только своим мастерам! Я люблю менять цвет волос, могу делать это чуть ли ни каждую неделю. И доверяю только колористу из нашего салона. Кроме того, такие эксперименты мои волосы могут выдержать только в моем салоне. Благодаря качественной продукции, которую мы используем, мои волосы не повреждаются.

The M.O.S.T.: Сегодня мужчины тоже активно занимаются уходом за собой. Думали открыть мужской салон?

Нигяр: Да, тем более, что есть много желающих, и мне часто об этом говорят. Причем, среди моих знакомых есть очень хорошие мужские мастера, готовые примкнуть в случае, если я решу открыть мужской салон. Так что возможно этот проект будет поводом для нашего следующего интервью (улыбается).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста напишите свой комментарий!
Введите имя

три × 3 =