Основатель и директор Cameron Design Group Пэрриш Чилкоат считает, что добилась главного в своей жизни – своей работой она делает жизни клиентов немного лучше. Ее индивидуальный подход к каждому заказу, а также поразительное отношение к работе как к празднику снискали ей славу одного из самых жизнерадостных и талантливых дизайнеров Лос-Анджелеса.

Текст: Сабина Дадашева

The M.O.S.T.: В вашей биографии сказано, что вы уже в 9 лет знали, что станете дизайнером. Откуда такая мечта в столь юном возрасте?

Пэрриш: Моя сводная прабабушка была известным декоратором интерьеров. Когда мне было 7 лет, была опубликована книга о ее работе. Я прочла ее от корки до корки, и когда поняла, что могу сделать то, о чем там написано, своей профессией, это стало моей мечтой и страстью.

The M.O.S.T.: Что сформировало ваш вкус?

Пэрриш: На мои вкусы сильно повлияло мое детство в Новой Англии и жизнь в Калифорнии вот уже 20 лет. До того как начать работать самостоятельно, я училась у таких дизайнеров, как Сюзанна Райнштейн и Майкл Смит. Их вкусы, видение и точка зрения оказали огромное влияние на то, чем я занимаюсь сегодня.

The M.O.S.T.: В какой атмосфере прошло ваше детство? Где вы жили и чем занимались ваши родители?

Пэрриш: Я выросла в маленьком городке под названием Ойстер-Бей. Он находится в Лонг-Айленде, недалеко от Нью-Йорка. Дом, в котором мы жили, был построен в начале XIX века и от поколения к поколению становился все больше. У нас был сарай, который служил гаражом, длинная дорожка, усыпанная гравием, и большой яблоневый сад. Это было тихое сельское место. Мои родители были учеными: отец – историком, а мама писала книги по медицине.

The M.O.S.T.: Вы родились в штате Нью-Йорк, но в маленьком городке. Вас тянуло в шумный большой город?

Пэрриш: От Ойстер-Бей до Нью-Йорка менее часа езды. Я хорошо знала этот город, так как там жили несколько наших родственников. Было определенно заманчиво находиться недалеко от большого шумного города, но в детстве мне нравилось жить в маленьком городке. Однако после окончания колледжа я не смогла сразу попасть в Нью-Йорк.

The M.O.S.T.: Насколько я знаю, вы учились в Орландо. Что дал вам колледж?

Пэрриш: Я поступила в небольшой гуманитарный колледж под названием Rollins College рядом с Орландо, в штате Флорида. Это красивое место, которое привлекало многих студентов из Новой Англии и южных штатов. Мне довелось побывать в домах моих друзей по колледжу, и они были весьма впечатляющими. Это также помогло развить мой эстетический вкус и укрепило мою мечту стать декоратором. Но я также получила степень по психологии. Это оказалось не только необходимым, но и очень помогло мне в карьере!

The M.O.S.T.: Как вы начали свою карьеру в Лос-Анджелесе?

Пэрриш: Я начала работать у Сюзанны Райнштейн в отделе по декору. У нее был большой и очень уважаемый магазин под названием Hollyhock, и при нем функционировали отделы декора. Так что я постоянно находилась в лаборатории красивых тканей, предметов и идей. Это было невероятно!

The M.O.S.T.: Что вас вдохновляет при создании интерьера?

Пэрриш: Клиент! Прежде чем начать работу, я хочу знать о клиенте все или хотя бы как можно больше. Каковы его любимые цвета? Каковы его повседневные привычки? Какие места его вдохновляют или привлекают. Я также добиваюсь, чтобы экстерьер пространства каким-то образом коррелировал с тем, что я буду делать внутри. Дом должен быть единым целым, если только это не стеклянный бокс в высотном здании. В этом случае пресловутой гранью того, что мы создаем внутри, является небо.

The M.O.S.T.: Однажды вы сказали, что дом должен быть местом радости. Что создает в доме радость? Какие предметы, цвета, линии?

Пэрриш: Я думаю, что настоящую радость в доме создают люди и животные. Поэтому фотографируйте своих любимых, ставьте живые цветы и свечи. У воспоминаний есть большая сила, и в каждом интерьере я стремлюсь создать чувство принадлежности к семье. Я хочу, чтобы интерьер был настоящим, обжитым и комфортным. Меня тянет к синему и зеленому. Я люблю доминирующие в природе цвета. Они меня успокаивают. Я также думаю, что более классические линии и архитектура привносят в пространство ощущение единства и порядка, а внутри этой оболочки вы можете создать любой мир, который захотите.

The M.O.S.T.: Стиль, комфорт и функциональность – три основы интерьера. Вы согласны с этим утверждением? Или у вас есть своя формула? Какой из этих трех принципов для вас главный?

Пэрриш: Да, я полностью согласна с этим утверждением. Я не знаю, есть ли у меня другая или лучшая формула. Я думаю, что эти принципы как разные ветви дерева. Я бы сказала, что считаю основой любого прекрасного интерьера именно функциональность. Если ее нет, то нет вообще ничего. Интерьер может быть шикарным, но если в нем неудобно жить, в конечном итоге он просто не сработает.

The M.O.S.T.: Вы можете отказать клиенту, если, например, он хочет что-то очень конкретное и практически сам рисует рендер? Или такого клиента невозможно представить в вашем офисе?

Пэрриш: Думаю, мне повезло: большинство моих клиентов имеют схожие со мной вкусы, либо открыты для того, что я хочу им предложить. Если бы ко мне пришли клиенты и сказали, что хотят одну конкретную вещь, я бы поинтересовалась, нужна ли я им просто как агент по закупкам (смеется). Или они позволят мне немного расширить их видение? При этом мне всегда интересно видеть, какие новые идеи приходят в голову клиентам, поэтому если это что-то нестандартное, я буду над этим работать!

The M.O.S.T.: Что вы считаете мерилом успеха в дизайне? Признание коллег? Публикации в специализированных журналах?

Пэрриш: Довольный клиент, который звонит мне с повторным заказом. Это основа моего бизнеса на протяжении многих лет, которая позволила наладить глубокие и длительные отношения с несколькими очень лояльными и смелыми клиентами. Это привело к успеху, за который я невероятно благодарна. Признание коллег и публикации о моей работе – это также критерий успеха, который я считаю лестным и отрадным!

The M.O.S.T.: Есть выражение «сапожник без сапог». Дома некоторых дизайнеров интерьера по их собственному признанию больше похожи на склад, и там, мягко говоря, царит творческий беспорядок. Как выглядит ваш дом? Вы сами создавали его дизайн?

Пэрриш: Ха! Это моя самая любимая поговорка! В моем случае это было правдой на протяжении многих лет. В конце своего четвертого десятка я, наконец, собралась с силами и полностью посвятила себя собственному дому, что пришлось особенно кстати во время пандемии! Я живу в современном консольном доме, построенном в 1959 году. Он совершенно не похож ни на один из тех, где я когда-либо жила! Он самый крутой. Он висит на склоне холма в каньоне в Лос-Анджелесе. У меня захватывающий вид на большую часть города, а поскольку вид – это часть дома, я сделала интерьер более приглушенным, играя с моими любимыми зелеными и серыми тонами. У меня нет модной коллекции произведений искусства, но я люблю искусство. Так что мой дом – это искусство, удобная мебель и вид из окна. Наконец-то я чувствую себя взрослой (смеется)! Мои дети-подростки с этим согласны.

The M.O.S.T.: Какие дизайнерские приемы вы считаете наиболее приемлемыми и эффективными? К примеру, мы заметили, что вы часто используете лампы с простыми белыми абажурами. Почему?

Пэрриш: У вас такие точные вопросы (улыбается)! Что касается абажуров, меня учили использовать бумажные абажуры. Это было «то, что нужно» 20 лет назад… Возможно, это был умеренный антидот от более вычурных и многослойных интерьеров, которые были популярны в те времена. Я думаю, что никогда от этого не отойду. Я ценю скромность простого бумажного абажура. Однако существует и всегда существовало множество красивых шелковых абажуров. Я могла бы больше с ними экспериментировать. Но мои любимые цветовые акценты – это подушки, предметы искусства и обивка мебели. Думаю, шторы тоже. Какой-нибудь ярко-красный абажур заставит меня переосмыслить весь интерьер и убедиться, что я не перестаралась! Каждый объект в пространстве, дизайн которого я создаю, должен танцевать и петь в гармонии с другими! Абажур с рисунком становится для меня слишком громким дизайнерским решением (смеется).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста напишите свой комментарий!
Введите имя

одиннадцать − два =