«Кто владеет информацией, тот владеет миром»… Это расхожее выражение приобрело совершенно новое значение во время Второй Карабахской войны. Противоборствующая сторона не гнушалась никакими средствами, совершая вбросы лживой информации. И в то время, как наши отважные солдаты возвращали исконные азербайджанские земли, эти люди вели свою собственную войну. Полем их сражения стали средства массовой информации и социальные сети.

Текст: Елена Косолапова, Фото: Адыль Юсифов, пресс-материалы

МАКСИМ ШЕВЧЕНКО

Вы активно поддерживаете Азербайджан в вопросе Нагорного Карабаха и боретесь против армянской пропаганды в российском информационном пространстве. Чем обусловлена ваша позиция?

Моими взглядами на жизнь и жизненными принципами. Я считаю, что оккупировать чужой дом, выгонять из него хозяев и говорить о том, что древняя история даровала тебе такое право, – это отвратительно. Я абсолютно не возражаю против права армян жить на территории Азербайджана, как они жили раньше, но мне непонятно, почему при этом нужно выгонять азербайджанцев и захватывать чужую территорию. Возможно, международное право и проведенные границы иногда несовершенны, но лучше их никто не придумал. Я, как вменяемый человек, не могу поддерживать позицию Никола Пашиняна, который стал заявлять, что эти границы не имеют смысла. Я всегда выступаю против шовинизма и фашизма, в основе которых лежит превосходство одной нации или расы над другой и борьба за жизненное пространство, которое якобы принадлежит этому народу по священному праву истории. Мой дед воевал против этого во время Великой Отечественной войны, и мне очень жаль, что сейчас эти идеи овладели армянским народом. С другой стороны, я вижу Азербайджан, в котором гармонично сосуществуют разные народы. Поэтому я его поддерживаю, как государство, стоящее на справедливой позиции, позиции международного права и диалога между народами.

Известный американский специалист в области международных отношений Джон Аркилла в своих трудах писал, что «в современном глобальном информационном веке победа часто зависит не от того, чья армия побеждает, а чья история побеждает». Вы разделяете это мнение?

В этом мнении есть доля правды. Но подлинный герой этой войны – солдат, который освободил Карабах. На самом деле он и армянскому народу помог освободиться от этой химеры, как когда-то Советский Союз помог освободиться Германии от фашизма. В центре Берлина до сих пор стоит памятник русскому солдату, и немцы понимают, что это памятник не оккупанту, а освободителю, который помог немецкому народу избавиться от страшной химеры нацизма. При этом, безусловно, важно уметь рассказывать и объяснять историю, более основательно и технологично подходить к медиа и PR деятельности и к формированию в мире понимания того, что происходит, что было и что будет. Чисто технически проблем с этим быть не должно – в Азербайджане очень много людей, получивших великолепное гуманитарное образование в Лондоне, Париже, Нью-Йорке и других развитых странах.

Противодействие армянской пропаганде в мировом информационном пространстве способствовало победе Азербайджана на поле боя?

Победа складывалась из многих факторов, но главным творцом этой победы является азербайджанский солдат, причем солдат во всех смыслах – от бойца, который с автоматом в руках освобождал Шушу, до главнокомандующего Ильхама Алиева, который точно и деликатно вместе со своим штабом планировал ведение боев, нанесение ударов и неоднократно в ходе войны предлагал гуманитарные решения. Но информация – тоже важный фактор в современном противостоянии. Азербайджан смог прекрасно мотивировать население страны на борьбу, и это, конечно, огромный успех, в первую очередь лично президента. Даже критики Ильхама Алиева во время войны полностью его поддержали. Прорвать блокаду во внешней информационной среде было сложнее, и я, как и многие другие российские деятели, считал своим долгом помочь.

Я, как патриот России, думаю, что победа Азербайджана в интересах российской геополитической стратегии. Азербайджан – наш сосед, друг, потенциальный союзник. У нас прочные экономические, культурные и политические связи. Мы должны укреплять отношения с Азербайджаном, Турцией, Ираном, чтобы вырваться из-под власти Запада, и мы будем помогать азербайджанскому и армянскому народам найти взаимопонимание.

Какие эмоции у вас вызвало сообщение об окончании боевых действий, заключения соглашения при участии России и деоккупации азербайджанских земель?

Радость за моих азербайджанских друзей. Они вернули Шушу. Я хорошо знаю посла Азербайджана в России Полада Бюльбюльоглы, отношусь к нему с большим уважением и помню, как однажды он сказал, что хочет в конце жизни увидеть дом своего отца в Шуше. Из Шуши происходили предки моего близкого друга Орхана Джемаля, который, к сожалению, не дожил до этого момента. Но я надеюсь, что его сын теперь сможет увидеть эти места. Я хотел, чтобы установился мир, люди вернулись на свою Родину, поэтому, конечно, для меня это был момент радости.

Каким вы видите будущее Карабаха?  

Прекрасным. Я вижу проведенные в Карабах суперсовременные автомобильные и железные дороги, новые аэропорты. Вижу вернувшихся туда людей, причем как азербайджанцев, так и армян. Я вижу там дома, которые построены при поддержке азербайджанского правительства, новые современные школы, больницы, возродившуюся легальную золотодобычу, разумное использование водных ресурсов. Вижу все, что есть в других регионах Азербайджана. Я вижу восстановленный памятник Бюльбюлю, мечети и церкви, которые никто не разрушает. Вижу нормальную гармоничную жизнь, лишенную фашизма и ксенофобии. Карабах должен стать пространством мира, гармоничных межнациональных отношений и современного развития. Уверен, что так и будет. Я не сомневаюсь, что Ильхам Алиев и Мехрибан Алиева видят его именно так.

ДЖАФФАР ХАСНАИН

Почему вы решили рассказывать о Нагорном Карабахе и бороться против армянской дезинформации в социальных сетях?

Я не принимал решение бороться против кого-либо. Я, как журналист, просто делал свою работу, которая подразумевает передачу правдивой информации. Мне было удивительно видеть, как некоторые люди пишут ложь об Азербайджане и азербайджанском Нагорном Карабахе. Нагорный Карабах – это не спорная территория, это часть Азербайджана, и это признает весь мир. Были несколько резолюций Совета Безопасности ООН, которые призывали Армению вывести свои войска из Нагорного Карабаха. К сожалению, я не вижу, чтобы ведущие мировые СМИ отмечали этот факт. Сейчас многие люди беспокоятся об армянах, живущих в Нагорном Карабахе. Но я не видел, чтобы кто-то из этих людей переживал о сотнях тысяч азербайджанцев, которые в 1990-е годы были вынуждены бежать из своих домов и против которых Армения совершила геноцид. Поэтому я понял, что как журналист я должен показать эти факты. Я решил, что буду рассказывать правду об Азербайджане и Нагорном Карабахе в частности. И я надеюсь, я внес свой вклад в правое дело.

Известный американский специалист в области международных отношений Джон Аркилла в своих трудах писал, что «в современном глобальном информационном веке победа часто зависит не от того, чья армия побеждает, а чья история побеждает». Вы разделяете это мнение?

Я не полностью его разделяю. Возможно, в век социальных сетей эта фраза имеет смысл, но я лично думаю, что победа всегда за тем, кто на стороне справедливости и правды. Во время эскалации напряженности между Арменией и Азербайджаном правда была на стороне Азербайджана, так как он освобождал свою землю от оккупационных сил. Разве кто-то ставит под сомнение факт, что Нагорный Карабах является частью Азербайджана? Однозначно, нет.

Насколько, на ваш взгляд, усилия бойцов информационного фронта помогли Азербайджану одержать победу на поле боя?

Это сыграло определенную роль в искоренении дезинформации, распространяемой по поводу Азербайджана. Например, я видел публикации, в которых Азербайджан обвиняли в каких-то военных преступлениях, которые он не совершал. На самом деле военные преступления совершала Армения, запуская ракеты в Гянджу, Барду и убивая невинных граждан, включая женщин и детей. Я надеюсь, что с помощью рассказывающих правду журналистов и СМИ, например, A News, где я работаю, удалось показать миру реальные факты о Нагорном Карабахе.

Что для вас было сложным в этой информационной войне?

Если честно, я никогда не считал себя частью какой-либо войны. Моя обязанность как журналиста показывать факты. Если вы спросите, сложно ли мне было освещать события в Нагорном Карабахе, я отвечу: «Да». Труднее всего было читать сообщения о гибели невинных детей. День, когда армянские ракеты среди ночи атаковали Гянджу и убили спящих людей, наверное, был самым сложным.

Многие люди, которые рассказывали правду о нагорно-карабахском конфликте, столкнулись с потоком hate speech в социальных сетях. Как вы реагируете на хейтеров?

Я не обращаю на них внимание. Я делаю свою работу, если им это не нравится, мне все равно. Да, я получал много сообщений, полных оскорблений и ненависти, вплоть до угроз убийства. Не могу утверждать, что это были армяне, потому что у меня не было возможности это проверить, но предположительно это были армяне. Я им не отвечаю. Когда кто-то вас оскорбляет, не нужно им отвечать, не нужно опускаться на их уровень. Они могут писать все что хотят, я продолжу делать свою работу – сообщать правду.

Что вы испытали, когда было объявлено о победе Азербайджана и соглашении о деоккупации азербайджанских земель?

Я родом из Пакистана, и у нас в какой-то мере схожая с Азербайджаном культура. Когда я узнал, что Азербайджан освободил большую часть территории, и было заключено соглашение, по которому Армения выводит свои войска из всего региона, я на самом деле был счастлив. Это ощущалось почти как победа моей страны.

Несмотря на окончание боевых действий, армяне продолжают вести войну против Азербайджана и распространять фейки о нашей стране в мировом информационном пространстве. Как можно им противостоять?

Лучший способ противостоять лживой информации – это рассказывать правду. Нужно продолжать делать то, что мы делали в период эскалации конфликта. Сейчас напряжение в какой-то мере спало, установился мир. Но давайте продолжать рассказывать правду о Нагорном Карабахе и Азербайджане в целом, потому что про этот регион мало знают в мире, он редко бывает на повестке дня в мировых СМИ. Некоторые люди введены в заблуждение, и я не могу их в этом винить, потому что правдивой информации о Нагорном Карабахе в ведущих СМИ очень мало. В своих выпусках я объяснял, что происходит между Арменией и Азербайджаном. Самое легкое объяснение: Азербайджан освобождает свои земли, оккупированные Арменией в 1990-е годы.

Каким вы видите будущее Карабаха?  

Я вижу светлое будущее Карабаха. Я надеюсь, что Армения не нарушит международное право вновь, и Нагорный Карабах вновь будет процветать, как это было до армянской оккупации.

ЗАХРА БАДАЛБЕЙЛИ

Почему вы решили бороться против армянской дезинформации в мировом информационном пространстве?

Эта борьба началась не с первого дня военных действий. Эта борьба длится давно, и подключилась я к ней с юношества. Нередко на различных международных мероприятиях мы сталкивались с мелкими и крупными информационными фальсификациями. Но в связи с еще большей активностью лживой пропаганды наших соседей, пришлось усилить действия. И в июле этого года, когда Армения начала атаковать Товуз и писать о том, что Азербайджан якобы напал на них, я взялась за новый проект True Story Az, который изначально был создан с целью донесения правды до мировой общественности.

Известный американский специалист в области международных отношений Джон Аркилла в своих трудах писал, что «в современном глобальном информационном веке победа часто зависит не от того, чья армия побеждает, а чья история побеждает». Вы разделяете это мнение?

Думаю, так было всегда. Жаль, что азербайджанцы не всегда считали нужным кому-то что-то доказывать. Поэтому интернет-пространство было забито в основном лживой, противоречащей документальным подтверждениям, информацией хаев.

Есть одна фраза, которая отчасти является правдой: «У Армении нет истории, но есть историки. У Азербайджана же наоборот». Историки у нас есть, просто они всегда занимались научной деятельностью, а не пиаром, не популизмом. А сейчас очень и очень важно доносить правду на простом и доступном каждому языке. Именно поэтому я пришла к идее создать еще один проект – Voice of History AZ.

Насколько, на ваш взгляд, усилия бойцов информационного фронта помогли Азербайджану одержать победу на поле боя?

Наши инфобойцы – это огромные отряды, состоящие не только из тех, кто знает иностранные языки и входит в полемику с иностранцами и с самими армянами. Это и те, кто грамотно и патриотично поддерживал наш народ на родном языке. Вообще, единство всего азербайджанского народа сказалось и на духе наших солдат. Все было в гармонии, и это в целом и явилось залогом успеха. Тут гиперважно отметить нашего главного полководца – президента Ильхама Алиева. Пытаясь избежать пафосных фраз, мы все равно прибегаем к ним, так как все, что он сделал для своего народа за эти месяцы, не может вместиться в обычные похвалы и слова гордости. Именно благодаря его курсу народ смог сплотиться и победить.

Что для вас было сложным в этой информационной войне?

Я бы не стала говорить об информационной войне в прошлом времени, так как ее самая активная стадия как раз в самом разгаре. Сложность порой состоит в том, что многие труды наших историков и ученых не переведены на иностранные языки, а если переведены, то не оцифрованы. А если оцифрованы, то не распространены в интернете должным образом. Не стоит забывать и о том, что в целом у азербайджанцев нет привычки переезжать в другие страны, и основная часть эмигрантов Азербайджана покинули страну в 90-х годах прошлого века. Тогда как хаи, которые на протяжении истории являлись кочевниками, живут в разных странах мира веками и являются полноправными гражданами тех стран, на территории которых они осели. Таким образом, это естественно, что у них больше доступа к местным библиотекам, музеям, руководителям международных организаций и так далее. Но тем не менее, правда есть правда, и сколько бы они ни старались внедрить ложь в умы людей, склонные к размышлениям всегда понимают, в чем суть.

Какая из ваших публикаций/постов/интервью/статей за этот период вам далась сложнее всего? И почему?

Одной из самых сложных была поездка на место трагедии в Гянджу с победителями «Евровидения» – Эльдаром и Нигяр. Мы подготовили там интервью с ними на английском языке и сняли видео на мое стихотворение. Слова не шли, было сложно дышать, не то что говорить. Везет тем людям, которые могут плакать. К слову, за весь период военных действий я лишь однажды проронила слезы – когда, проснувшись, увидела в социальных сетях ужасы второй бомбардировки Гянджи. Так вот при монтаже и при публикации обоих проектов было сложно эмоционально, так как у меня эти эмоции не имеют выхода наружу в виде слез и причитаний.

Что вы испытали, когда было объявлено о победе Азербайджана и соглашении о деоккупации азербайджанских земель?

Это были очень смешанные чувства радости, горечи, гордости, печали, бесконечного счастья. В тот момент мне хотелось кричать, что я в принципе и делала. Я раскрыла окно и начала кричать: «Qələbə! Qələbə!» («Победа! Победа!» — прим. ред.). Я безумно счастлива, что прожила это. Ведь не каждому в жизни доводится испытать подобное. Я сидела в Green Room с Эльдаром и Нигяр, когда объявили нашу победу на конкурсе «Евровидение». Думаю, подобные чувства испытывают и те, кто побеждает в спортивных мероприятиях. И вот если эти чувства умножить в сто раз, то это и было все то, что я испытала в те судьбоносные минуты, когда было объявлено о победе Азербайджана в Отечественной войне.

Каким вы видите будущее Карабаха?

Я вижу его очень светлым и процветающим. Как всегда, интернациональным и наполненным творчеством. Я вижу Шушу и слышу мугам, вижу Агдам и хлопковые поля, вижу албанский монастырь Худавенк… Пока мы видим это все на фото и в разрушенном состоянии. Но совсем скоро данный прекрасный уголок нашей планеты начнет процветать. Множество туристов сразу после пандемии ринутся толпами в столь завораживающие места. И я не сомневаюсь, что наше государство в сотрудничестве с частными предпринимателями сделает все возможное для того, чтоб в Карабахе всем жилось удобно и в радость. Уверена, что природа и культурное наследие Карабаха более никогда не будут страдать от варварства и вандализма.

РАХМАН ГАДЖИЕВ

Вы активно боролись и продолжаете бороться против армянской дезинформации не только посредством тех изданий, которыми руководите, но и лично – давая интервью зарубежным СМИ, публикуя посты в социальных сетях. Почему это так важно?

Я думаю, в критических ситуациях, таких как война, каждый гражданин обязан, в первую очередь, действовать согласно призывам руководства страны. В своих обращениях к народу президент и первый вице-президент Азербайджана подчеркивали важность участия каждого патриота страны в разоблачении лжи, распространяемой армянской стороной. Помимо этого, я всегда ощущал потребность приносить пользу Азербайджану. В первый же день войны я понял, что не имею морального права оставаться в стороне и просто обязан быть на поле боя, ведь война ведется не только на фронте, но и в информационном пространстве. Судя по количеству просмотров моих интервью и числу лайков и репостов в социальных сетях, я смог принести пользу.

Известный американский специалист в области международных отношений Джон Аркилла в своих трудах писал, что «в современном глобальном информационном веке победа часто зависит не от того, чья армия побеждает, а чья история побеждает». Вы разделяете это мнение?

Полностью. На сегодняшний день сторителлинг является определяющим в восприятии действительности. Истории приобретают колоссальное значение. И тот, кто лучше их рассказывает, завоевывает сердца людей не только у себя на Родине, но и в других странах, мнения и решения которых важны. Развитие технологий в сфере коммуникаций несет и определенные риски. Любое видео, снятое на телефон, может превратиться как в историю успеха, так и создать проблемы. Любой пост, размещенный в соцсетях, может обернуться катастрофой. В поствоенный период истории, которые мы рассказываем, приобретут особую важность. Поэтому развитие сторителлинга является одной из основных задач на будущее.

Как противостоять продолжающейся информационной войне против Азербайджана?

Во время боевых действий в Карабахе мы не думали о долгосрочной стратегии, так как нужно было безотлагательно решать сиюминутные задачи. Например, после бомбардировки Гянджи нужно было рассказать об этой трагедии как можно большему количеству журналистов. На тот конкретный день это была главная задача. Сегодня мы должны продумать сторителлинг на годы вперед в соответствии со стратегическими целями. За 44 дня войны маски были сорваны, мы увидели, кто и как к нам относится; настало время анализировать и делать выводы. Необходимо продумать и определить план того, какую историю мы хотим рассказывать за рубежом, где мы хотим ее рассказывать, в каком объеме и что хотим получить в итоге. Только после этого будет понятно, что нужно делать.

Что для вас было самым сложным в период этой информационной войны?

В первую очередь, было сложно сохранять хладнокровие и ясность ума. С самого начала было очевидно, что Азербайджан побеждает. В такой ситуации, не только обычные граждане, но и профессиональные журналисты и эксперты могли быть одурманены эйфорией. Периодически некоторые коллеги не справлялись с эмоциями, и это было опасно, потому что мы могли навредить своими необдуманными заявлениями и публикациями. Кроме того, зашкаливал уровень стресса, потому что было очень тяжело видеть, как гибнут люди, особенно гражданские, и пропускать это через себя. Наконец, была большая физическая нагрузка, потому что помимо руководства СМИ я раздавал многочисленные интервью, участвовал в дискуссиях, а это большая ответственность. Я говорю не только о себе, но и обо всех коллегах, которые все как один трудились, не покладая рук. Однако, все наши труды и старания меркнут по сравнению с подвигом наших ребят на фронте. Это они настоящие герои!

Что вы испытали, когда было объявлено о победе Азербайджана и соглашении о деоккупации азербайджанских земель?

Я испытал облегчение. В первую очередь, потому что перестанут гибнуть люди. Это было самое главное для меня. Понятно, что на войне смерть становится обыденностью, но за каждой гибелью стоит целая судьба, какие-то несбывшиеся надежды, мечты, боль близких. Безусловно, шехиды будут вечно жить в наших сердцах. Но хочется, чтобы потерь было как можно меньше. Я думаю, что президент, в первую очередь, руководствовался именно этим принципом. Кроме того, по итогам заключенного соглашения, мы вернули больший участок территории, чем завоевали военным путем. Без единого выстрела мы вернули Кельбаджарский район – один из крупнейших районов страны, Агдамский район, который был практически весь заминирован, Лачинский район, который имеет колоссальное стратегическое значение. Сколько жизней молодых ребят удалось сохранить!

Каким вы видите будущее освобожденных территорий?  

Азербайджан на уровне президента уже заявил, что нас ждет процесс интеграции освобожденных территорий обратно в нормальную жизнь страны. Я общался со многими людьми, изгнанными из этих районов в 1990-е годы. Многие из них, особенно люди старшего поколения, все это время жили исключительно мечтой вернуться в свои родные дома, дома своих отцов. А многие молодые люди хотят как минимум часть своего времени посвятить восстановлению нормальной социальной жизни в этих районах. Я думаю, что эти земли в начале большого пути возвращения домой. Необходимо восстанавливать там инфраструктуру, обеспечить безопасность, налаживать жизнь. Это все займет время, но, безусловно, эти районы будут полностью интегрированы обратно в Азербайджан.

АДНАН ГУСЕЙН

Почему вы решили рассказывать о Нагорном Карабахе и бороться против армянской дезинформации в социальных сетях?

На данный момент я живу в Грузии, до этого жил в Европе, а еще раньше прожил 8 лет в Японии. Где бы я ни был, чем бы ни занимался, я всегда использовал доступные ресурсы и возможности, чтобы рассказывать о своей стране. Проводил различные мероприятия, где показывал видеоматериалы об Азербайджане, знакомил иностранного слушателя с нашей музыкой, в особенности классической, джазовой, мугамом. Обязательно затрагивал тему Карабаха и Ходжалы. Я никогда не был блогером, до недавнего времени даже не являлся активным пользователем социальных сетей. Все началось с того, что я рассказывал правду на нескольких языках своим многочисленным иностранным друзьям в социальных сетях, а наши соотечественники стали делиться моими информативными постами.

Известный американский специалист в области международных отношений Джон Аркилла в своих трудах писал, что «в современном глобальном информационном веке победа часто зависит не от того, чья армия побеждает, а чья история побеждает». Вы разделяете это мнение?

Не совсем. Реальность такова, что на протяжении всех этих 30 лет армянское лобби и армянская диаспора продвигали свою лживую историю, используя все возможные ресурсы. Ни для кого не секрет, что они контролируют СМИ в ряде крупных стран, например, в США и России. То, что нам удалось сделать в информационной войне за последние несколько месяцев, – большой прорыв, но нужно помнить и понимать, что в этой сфере они на много лет впереди нас. Они смогли склонить на свою сторону мировых звезд, у которых сотни миллионов подписчиков. Несмотря на это мы одержали блестящую победу на поле боя, что еще раз доказывает нашу правоту и то, что международное право на нашей стороне. Не могла победить история, которая на 100% построена на лжи, крови, жестокости, терроре и провокациях! Какой бы громкой ни была ложь, правда всегда выходит на поверхность и побеждает.

Насколько, на ваш взгляд, усилия бойцов информационного фронта помогли Азербайджану одержать победу на поле боя?

Разве что морально. Мы одержали победу благодаря храбрости, отваге, решительности наших героев и жертвам, на которые они шли на поле битвы.

Что для вас было сложным в этой информационной войне?

Когда душой отдаешься тому, во что веришь, и ведешь борьбу за правду и справедливость, о сложностях не задумываешься, а делаешь то, что необходимо.

Какая из ваших публикаций за этот период вам далась сложнее всего? И почему?

Каждая публикация о наших шехидах или касающаяся потерь среди мирного населения, и особенно детей, дается очень тяжело эмоционально.

Многие люди, которые рассказывали правду о нагорно-карабахском конфликте, столкнулись с потоком hate speech в социальных сетях. Как вы реагируете на хейтеров?

Чаще всего молча. 90% из них нужно просто игнорировать. Бывают такие, которым нужно отвечать, но ответ больше рассчитан на иностранного читателя, чем на самого хейтера.

В Грузии достаточно большая армянская диаспора. Сталкивались ли вы с hate speech от ее представителей в реале?

С глазу на глаз нет, но угрозы поступали. Были даже случаи, когда записки с угрозами оставляли на моей машине.

Что вы испытали, когда было объявлено о победе Азербайджана и соглашении о деоккупации азербайджанских земель?

Есть чувства, которые невозможно передать словами, их нужно просто испытать.

Несмотря на окончание боевых действий, армяне продолжают вести войну против Азербайджана в мировом информационном пространстве и распространять фейки о нашей стране. Как можно им противостоять?

В наших руках самое сильное оружие – правда. И не та правда, которая у каждого своя, а единственная и неоспоримая. Противостоять можно, работая над собой, изучая достоверные материалы, не поддаваясь эмоциям, проверяя по несколько раз каждую информацию, которая поступает. Главное – не торопиться с ответом. Каждый ответ должен быть обдуман и взвешен. Кроме того, необходимо создавать качественный контент на разных языках. Наконец, не нужно ждать фейка со стороны врага, чтобы опровергнуть его. Нужно рассказывать миру о своей культуре, истории, народе, кулинарии, о том, какая мы многонациональная и дружная страна, о том, с каким уважением у нас относятся ко всем религиям. Нужно на основании фактов показывать, что мы вели справедливую войну на своей территории, защищая свои земли и свой народ.

Каким вы видите будущее Карабаха?  

Светлым и мирным. Президент Ильхам Алиев неоднократно говорил, что все будет реконструировано и заново построено. Государство, несомненно, сделает все, что требуется, но и мы должны помогать государству восстанавливать города и села, которые были под оккупацией вандалов на протяжении 30 лет. Кто-то построит там себе дом, кто-то будет развивать сельское хозяйство, кто-то откроет детский сад, кинотеатр, построит красивый сквер, отель… Кто-то посадит хотя бы одно дерево или цветок. Так мы вместе вернем жизнь на эти прекрасные земли.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста напишите свой комментарий!
Введите имя

пять − 3 =