Аммар Башир — один из первых дизайнеров интерьера на Ближнем Востоке. Среди его проектов десятки частных домов, торговых площадей, ресторанов и инсталляций по всему миру на самый взыскательный вкус. В интервью журналу The M.O.S.T. он рассказывает о том, как пришел в эту сферу, под воздействием каких факторов сформировался его уникальный стиль, что является источником его вдохновения,
и каким он видит путь развития современного дизайна.

Текст: Сабина Дадашева | Фото: Guillaume de Laubier

The M.O.S.T.: В одном из интервью вы сказали, что задатки дизайнера обнаружили в себе в раннем детстве. Как это было? Как, когда и при каких обстоятельствах вы поняли, что у вас есть художественный вкус?

Аммар: Думаю, впервые я понял, что хочу стать дизайнером где-то в возрасте трех лет. Моя мама — художница, и я всегда с интересом наблюдал за тем, как она смешивает цвета. А в один прекрасный день и я взял в руки кисть (улыбается). В возрасте десяти лет я постоянно занимался перестановкой мебели в собственной комнате, пытаясь обновить свои ощущения. Я всегда хотел быть модельером. Меня по-настоящему вдохновляли такие люди, как Александр Маккуин, да и в целом весь этот всплеск британской модной сцены, но я считал, что дизайн интерьера лучше подходит для меня, потому что видел в нем баланс между модой и дизайном окружающего пространства.

The M.O.S.T.: Есть два мнения по поводу вкуса. Одни считают, что это врожденное качество восприятия мира, другие — что без определенной подготовки и образования вкус, каким бы он ни был, не имеет значения. Что думаете вы?

Аммар: Мне кажется, что чувство вкуса — это то, с чем человек рождается, а не приобретенное качество. Другой вопрос в том, что его можно развивать. К примеру, мое чувство стиля развивалось в результате приобретения жизненного опыта, путешествий и людей, которые на меня повлияли. Только окончив школу, я проходил через минималистичную фазу, которая в итоге превратилась в чрезвычайно громкие и насыщенные архитектурные проекты.

Как-то раз я отправился во Флоренцию на праздники, и этот город настолько меня поразил, что я остался в нем жить на год. Это было одно из тех самых решений, которые помогли сформировать меня как личность и в качестве дизайнера. Если вы сравните мои работы десятилетней давности с нынешними, то увидите огромные изменения. По сей день я чувствую, что все еще не реализовал все свои возможности. Я все еще чувствую любопытство в своей работе, и это, по-моему, очень важное качество.

The M.O.S.T.: Что вам дало ваше образование? Расскажите, где и как вы учились?

Аммар: Я отучился в Центральном колледже искусства и дизайна имени Святого Мартина в Лондоне. Но гораздо больше я почерпнул для себя вне аудиторий, в которых проходили занятия. Лондон в период моего обучения переживал настоящий взрыв творчества, и тогда я чувствовал себя сопричастным ко всему происходящему. В своем творчестве я всегда пытался выходить за рамки, а Лондон показал мне, что рамок вовсе не существует.

The M.O.S.T.: Без каких качеств невозможно представить современного дизайнера интерьеров? Какие человеческие качества вам помогают в работе?

Аммар: Я верю, что мое образование научило меня основам дизайна, но именно окружающие меня люди помогают мне творить.

Раньше я часто ездил на метро в Лондоне, и чья-то сумка, шарф или галстук порой могли натолкнуть меня на интересную идею. Так происходит и по сей день: я много путешествую по работе, и путешествия питают мое любопытство и вдохновляют меня. Вдохновение приходит в разных формах. Это может быть природа или какой-то объект. Позднее я научился вдохновляться материалами и текстурами, а порой даже этническими культурами.

The M.O.S.T.: Вы были дизайнером витрин в лондонском Harvey Nichols. Для вас это была просто практика или школа жизни? Почему сейчас оформление витрин во многих фешенебельных магазинах — это искусство?

Аммар: Я попал на стажировку в Harvey Nichols в отдел декорирования витрин, а затем смог там поработать. Благодаря этому бесценному опыту я полюбил дизайн, создаваемый на короткий период времени. В последнее время оформление витрин становится чутким ко внешнему миру, к тем событиям, которые мы проживаем. Витрины стали запоминающимися и бросающими вызов; они привлекают не только покупателей, но и просто случайных прохожих.

The M.O.S.T.: Что сподвигло вас открыть собственную студию? И почему вы решили сделать это на родине?

Аммар: Как только я получил диплом и начал работать в Лондоне, я почувствовал, что должен вернуться домой и поделиться своими знаниями. Я хотел продемонстрировать, что местные таланты заслуживают доверия. Люди смотрят на дизайн, как на роскошь, я же считаю его необходимостью, неотъемлемой частью нашей жизни. Все что нас окружает, прошло этап создания дизайна — от билета на автобус до коробки с салфетками.

The M.O.S.T.: Какими своими проектами вы по-настоящему гордитесь и почему?

Аммар: Мне сложно выбрать, потому что я горжусь всем, что создаю. Могу выделить бутик Al Othman в Бахрейне, потому что этому пространству уже более 10 лет, а оно по-прежнему выглядит вне времени. Пространство само по себе маленькое, в нем много элементов, вырезанных из дерева вручную, и этот проект мне кажется очень личным. Другой более поздний проект — отель Nuzul Al Salam, потому что он заставил меня объединить все мои дизайнерские способности. Самой сложной задачей для меня было разорвать стандартный цикл, добавив в пространство чуточку души.

The M.O.S.T.: В ваших интерьерах преобладает эклектика, стремление соединить восток и запад.  Вы верите в то, что смешение стилей и есть основной стиль современного дизайна?

Аммар: Я не верю в стили, но верю в индивидуальность и почерк. Кроме того, наш дизайн всегда отражает наше окружение, воспитание и среду, в которой мы жили. Естественно, что после моего детства, прошедшего на Ближнем Востоке, и почти 10 лет в Лондоне, я экспериментировал со смешением востока и запада. Но я хотел использовать естественный подход, который бы не был предсказуем из-за узоров арабески или темы арабских ночей. В своих интерьерах я хотел показать, что у нас тоже есть богатая культура и история.

The M.O.S.T.: Почему вы вообще сделали акцент на дизайне интерьеров? Архитектура вам кажется более сложной?

Аммар: Интерьеры — это моя страсть. Я считаю, что в дизайне интерьера больше эмоций. Когда дело доходит до дизайна пространства, я не вижу четкой границы между тем, что является архитектурой, и тем, что является интерьером. Я думаю, что архитектура и интерьеры дополняют друг друга и не могут существовать отдельно, но у каждого из них своя задача.

Для проекта Nuzul Al Salam студия Ammar Basheir также спроектировала сложную параметрическую лестницу, расположенную во внутреннем дворе и созданную из натурального дуба. Для изготовления лестницы было использовано 700 элементов из дерева. Каждый элемент был вырезан вручную и индивидуально закреплен. Каждая секция состоит из трех деревянных элементов, соединенных вместе и опирающихся на общую стальную конструкцию.

The M.O.S.T.: Каков ваш рецепт отношений с заказчиком?

Аммар: Отношения между клиентом и дизайнером являются ключом к успеху любого проекта. Наши клиенты становятся частью команды дизайнеров, и во время работы между нами возникает особая связь. Поэтому для одного и того же клиента мы часто выполняем более одного проекта. Мы прислушиваемся к клиентам и их потребностям, но также мы должны информировать клиентов, советовать то, что им подойдет. И что особенно важно, объяснять, не является ли это модным трендом, который не продлится долго.

The M.O.S.T.: В чем вы видите будущее дизайна на Востоке и вообще в мире?

Аммар: Я стараюсь избегать трендов и фокусируюсь на вневременном дизайне. Примером для подражания для меня являются такие дизайнеры, как Альберто Пинто и Жак Гранж. Современный дизайн был популярен на рубеже тысячелетий, а теперь люди возвращаются к роскоши и декадентскому дизайну. Быть вне времени — единственный путь.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста напишите свой комментарий!
Введите имя

16 − 3 =