Текст: Эмиль Ахундов, Сабина Дадашева, Фото: Никита Глазик, Корнелий Петрус, Влад Кошелап

Самый эпатажный из украинских модных дизайнеров Jean Gritsfeldt считает, что местом для модного действа может стать абсолютно любая локация. И его показы, проведенные в международном аэропорту Борисполь, на ледовом катке, в Киевском ЗАГСе, в телестудии политического ток-шоу, лишь подтверждают сказанное. Новая коллекция дизайнера сезона «Осень-зима 2020/21» посвящена теме глобальных катастроф и климатических изменений. В коллекции Out Of System, произведенной из стоков обанкротившейся трикотажной фабрики, использованы вареный деним, фирменный трикотаж с изображением вымирающих видов животных, принты в виде генеалогических срезов камней, аксессуары из устричных раковин и кристаллов Swarovski. Важную тему призыва к осознанному потреблению он поднимает и в этом интервью.

The M.O.S.T.: Ваша последняя коллекция, представленная в Киеве этой зимой, называется Out Of System («Вне системы»). Вы сами сравниваете свою коллекцию с чистым белым листом бумаги, на котором хочется писать «ровным почерком правильные вещи». Какие вещи вы считаете правильными в моде и в жизни вообще?

Жан: Возьми себе за правило штаны с высокой талией (смеется). Шучу, конечно, моя система правил касается только каких-то общечеловеческих законов — когда надо поддержать того, кому хуже, чем тебе, кто слабее, когда надо оказать внимание тому, кто в нем нуждается, быть добрым и открытым, проявить воспитание и основы морали в нашем современном, достаточно аморальном мире, в котором, на первый взгляд, можно все и без последствий. А в творчестве и моде я стараюсь не следовать никаким правилам, потому что рано или поздно это может привести к клишированости и подражанию, а хочется хотя бы иметь дерзновение на уникальность.

The M.O.S.T.: Эта коллекция — фактически социально значимое высказывание. Насколько эффективны подобные акции творческих людей? Какой отклик вы хотите получить от публики, от общества?

Жан: Не знаю, хочу ли я требовать каких-то активных действий или бить себя в грудь, утверждая, что недостаточно просто смотреть, а нужно действовать, ведь радикальные высказывания по прошествии времени чаще всего выглядят смешными. История циклична, и мы не умеем делать выводов, повторяя из раза в раз свои ошибки. Я просто говорю о том, что меня волнует, и с чем я сталкиваюсь каждый день. Я думаю, что для того, чтобы изменить главные проблемы, можно хотя бы попробовать начать решать второстепенные. Я пробую это делать на собственном примере, и эти мои попытки являются уже не словом, но действием. Мне кажется это очень важным, особенно когда ты являешься публичной персоной.

The M.O.S.T.: Демонстрации ваших коллекций — всегда перформанс, который дополняет, часто объясняет основной посыл созданного. Мода — это театр? Что такое мода сегодня для вас?

Жан: Наверно, следует перефразировать: мода сегодня — это театральное закулисье. Многие секреты индустрии становятся явными, и все говорят о том, что скоро модные шоу прекратят свое существование. Это дорого, энергозатратно и бессмысленно, так как только избранные могут попасть в искусственно созданный мир дизайнера и позволить себе «оттяпать» фэшн-новинку. Но мне бы очень хотелось верить, что перфоманс, который волнует, впечатляет и заставляет твое сердце забиться чаще, все же останется, потому что он действительно дает понять все без слов. Каждый в нем видит что-то свое, черпает энергию. Это и есть вдохновение, это и есть искусство в какой-то степени.

The M.O.S.T.: В своих интервью вы говорите, что всегда знали, в чем ваше предназначение. Как сегодня вы формулируете для себя свою миссию?

Жан: Думаю, что всецелое понимание предназначения у меня случится, когда мне будет лет 40, и я буду стоять на склоне тибетской горы и кормить небесных птиц с ладони (улыбается). Я бы очень хотел не повторить в этой жизни ошибок своего прошлого перевоплощения и выйти на новый уровень игры без игры. Потому что быть самим собой и никому ничего не доказывать — это и есть лучший подарок и привилегия. Недавно я рассуждал на тему, как бы мы жили, если бы в нашу голову вложили ответы на все вопросы. Были бы мы счастливы тогда?

The M.O.S.T.: Всегда ли реализация своих идей вас удовлетворяет? Случаются ли творческие кризисы? Насколько вы опираетесь на такое понятие, как «вдохновение»? И если да, то что вас вдохновляет?

Жан: Я стараюсь не опираться на такое понятие, как вдохновение, точнее, стараюсь от него не зависеть. Безусловно, самые безумные идеи приходят в момент духовного подъема, и их нужно фиксировать и воплощать по возможности, но и трудолюбия никто не отменял. Как у любой творческой единицы, и у дизайнера случается момент, когда при ощущении недостаточной поддержки, отсутствия должного фидбэка или непонимания со стороны общества, ты думаешь, что что-то не так то ли с тобой, то ли с миром, то ли меркурий опять ретроградный (смеется). Но потом ты вспоминаешь о том, что цветок не думает расти ему или нет, он просто исполняет свое предназначение и тянется к солнышку, открывая свою суть.

С чувством перфекционизма пытаюсь бороться. Излишняя дотошность, особенно в творчестве, приносит только отторжение и желание все бросить. А, как говорится, взявшись за гуж, не говори, что не дюж.

The M.O.S.T.: Ваши вещи носят люди известные, публичные. Легко ли вам шить на заказ, фантазировать на заказ?

Жан: Когда человек готов довериться, любая работа идет легко и как по маслу, но очень часто, выплачивая огромные гонорары нашим дизайнерам, клиент не идет к дизайнеру за его идеями, а обращается за реализацией своего виденья. Это моя личная боль, и я надеюсь, что эта тенденция в скором времени изменится. С другой стороны, я очень рад, что на этом поле битвы, приводя грамотные доводы, зачастую тебе удается получить возможность посмотреть на себя с другой стороны. Пускай мы, дизайнеры, и не Ванги, но мы видим все (улыбается)!

The M.O.S.T.: Как вам кажется, чаще публичные люди задают тон развитию модной индустрии и становятся трендсеттерами, или все-таки их стилисты, условно находящиеся в тени, делают рынок?

Жан: Короля делает свита, так было испокон веков. Но тут важен фактор доверия. Людям постсоветского пространства очень сложно научиться доверять, так как в связи с чередой каких-то социальных и исторических обманов у нас сложилось мнение, что никто лучше нас самих не знает, как сделать круче. Существует масса примеров, когда те же представители шоу-бизнеса, кардинально меняя свой имидж, благодаря свободе виденья человека извне, обретали новое дыхание не только в творчестве, но и в глазах общественности. А вообще я думаю, что очень важно ощущать свои рамки дозволенного и не идти на поводу лишь у своего представления о прекрасном, а все время пробовать новое, экспериментировать, лишь с одним условием — пропуская все через фильтр индивидуальности, но не устоев.

The M.O.S.T.: Вообще, вам важно, кто носит вашу одежду? Какой он — человек, которому идеально подходят вещи от Jean Gritsfeldt?

Жан: Это человек, которому надоело плакать, но который при этом умеет красиво грустить… Который никогда не зевает, а всегда «горит». За счет своего стиля такие люди хотят самовыражаться, показать миру свое Я. Для них важно то, как они выглядят, они хотят выделяться из общей серой массы. Иногда они выглядят «слишком модными» (смеется). Они — абсолютные гедонисты, все время в поиске новых эмоций и ощущений, зависимы от своего душевного состояния, поэтому находятся в постоянной гонке в поисках счастья.

The M.O.S.T.: Что определяет для вас понятие «успех»? Насколько и как он коррелируется с понятием самореализации?

Жан: Я думаю, что успех — это нечто, чего не существует, эфемерное и летучее, как запах или как прогноз погоды (смеется). Я очень часто дискутирую на эту тему с артистами, с которыми работаю, и которые претерпевали моменты и взлета, и падений. Всегда после всеобщей любви и помощи высших сил наступает момент, когда ты оказываешься совсем один, и на смену сотням сообщений и всемирной любви приходит всего лишь парочка писем в неделю и объятия твоей собаки (улыбается). Чисто психологически это сложно понять и принять, потому что нам известно множество историй трагических судеб людей из самых разных сфер. Тем более сейчас, когда карьера может быть разрушена из-за одного некорректно выказанного поста в социальной сети… Потому я считаю, что стоит не гнаться за ветряными мельницами успеха, а просто делать то, что ты умеешь, и собирать вокруг себя людей, которые разделят с тобой не только твои победы, но и, в первую очередь, поражения.

The M.O.S.T.: Дизайнер, как и художник, закончив одну работу, уже думает о будущей. Какой будет ваша будущая коллекция? В чем основная ее идея, мысль? Что занимает ваши думы сегодня?

Жан: Оканчивая что-то одно, я сразу думаю о паре-тройке следующих проектов, которые хочу воплотить. Многие шутят о том, что, наверное, следующий показ будет проводиться на Меркурии, чтобы уровень полученного удивления от шоу не угасал (смеется). Возможно, нашим гостям и клиентам действительно придется пуститься в межгалактическое путешествие, дабы лицезреть шоу Jean Gritsfeldt. В таком случае приветственный напиток из экопластика и закуски из тюбика мы обеспечим (смеется).

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста напишите свой комментарий!
Введите имя

тринадцать − 6 =