Вы можете представить себе 30 миллионов? А 30 миллионов книг? Именно таким тиражом разошлись по всему миру 200 романов азербайджанского писателя Чингиза Абдуллаева. Он стал единственным азербайджанским автором, создающим свои произведения в жанре психологического и политического детектива.

Текст: Сабина Кулиева, Фото: Адыль Юсифов

The M.O.S.T.: Сколько ваших книг выпущено в мире до настоящего момента?

Чингиз Абдуллаев: Более 200 романов и повестей, 3 500 оригинальных книг на разных языках вышли тиражом, превышающим 30 миллионов книг. Сегодня мои романы переведены на 32 языка и изданы более чем в 40 странах. Если оглянетесь, увидите 170-томное собрание моих книг. Вряд ли кто-то при жизни может похвастаться таким количеством романов.

The M.O.S.T.: Я знаю, что совсем недавно в Турции были изданы пять книг Чингиза Абдуллаева на турецком языке.

Чингиз Абдуллаев: Как говорил один писатель, «никогда не рассказывай, просто покажи книгу». Вот они все у меня на полках стоят. Сейчас готовятся еще две книги.

Полтора года назад я был в Турции, в Pera Palace Hotel. Там есть номер, в котором Агата Кристи писала «Убийство в восточном экспрессе». И вот в этом отеле на стене на черном бархате вывешены портреты и имена известных писателей-детективов. Наряду с портретами Агаты Кристи, Эдгара По, Конан Дойла, Умберто Эко, Жоржа Сименона, Рэймонда Чандлера и других всемирно известных авторов, последним, десятым, висел и мой портрет с моим именем. И было написано, что это все выдающиеся мастера детектива, хоть они уже и покинули этот мир. Мне пришлось их разочаровать и рассказать, что я жив (смеется). Они, конечно, обрадовались. Меня, кстати, не в первый раз «хоронят».

The M.O.S.T.: Вас, наверное, сложно чем-то удивить.

Чингиз Абдуллаев: Я уже давно не удивляюсь. Кант говорил, что его поражают две вещи: звездное небо над нами и нравственный императив внутри нас. Меня тоже поражают две вещи: степень человеческой низости и степень благородства. Они не имеют ни дна, ни предельной высоты. И люди не меняются, к сожалению. Видимо, они уже рождаются со знаками «минус» или «плюс» и продолжают с ними жить.

The M.O.S.T.: Мне нравится фраза о том, что нет плохих людей, есть несчастные.

Чингиз Абдуллаев: Я тоже так считал и часто писал об этом. Но, боюсь, что все-таки нет. У меня есть роман «На стороне Бога». Вот в нем описаны люди, которые сражаются на стороне Бога, и те, кто предпочитают другую сторону. И я все чаще нахожу подтверждения этой теории.

Очень часто слышу об отзывах людей, которые охвачены завистью по отношению к моим романам. Это действительно смешно. Даже если бы я выпускал зубочистки, и они продавались бы в 40 странах, то мои соотечественники должны были бы этим гордиться. Те, кто думает, что писать книги так легко, пусть попробует написать одно предложение, которое бы с интересом прочитали люди в 40 странах.

Очень много читателей присылают мне письма с благодарностями, даже иконы, кораны, вещи, сделанные своими руками. Пара нынешних депутатов даже писали мне, что, пребывая в «местах не столь отдаленных», они читали мои книги. Их очень много в тюремных библиотеках, оказывается (смеется).

Одна из моих читательниц собрала для меня кораблик с парусами из обложек моих книг. Давно пора открыть музей подарков.

The M.O.S.T.: Расскажите о вашем юбилейном двухсотом романе.

Чингиз Абдуллаев: Этот роман в первую очередь вышел на азербайджанском языке и скоро выйдет на русском. Мне кажется, он достаточно опасный, потому что я в нем описываю подробности французского покера. Боюсь, что у нас в стране этого не поймут. События романа происходят в Азербайджане – в Бак и в Габале. Изначально я даже хотел назвать роман «Чисто азербайджанское убийство», так как такое убийство просто не могло произойти в другой стране. На русском языке книга выйдет в течение этого месяца.

The M.O.S.T.: Вы следите за качеством переводов?

Чингиз Абдуллаев: Конечно. Я выбираю лучших переводчиков. Во Франции мои романы переводит ученик Набокова. У него такой изысканный слог, что я даже завидую. В Румынии мои книги переводил профессор Дмитри Билано, один из осно- вателей славянистики в стране. В Швеции – переводчик книг Солженицына и Бродского.
В Азербайджане я получал много жалоб на плохой перевод. Но это были пиратские версии. Забавно, что «пираты» издают меня только в Азербайджане и в Израиле. Сейчас мы боремся с этим явлением. В Азербайджане практически победили. А израильтяне оправдываются тем, что мои книги, на русском языке, издаются на «неподконтрольных арабских территориях» (смеется).

The M.O.S.T.: Недавно вышел очередной фильм по вашей книге.

Чингиз Абдуллаев: Да, фильм «Танец Добра и Зла» по книге «Губинское каприччио». Это уже десятый фильм, который сняли по моим книгам: три фильма в Азербайджане (до этого снимали «Рай обреченных и «Перевернутый мир»), два сериала и пять фильмов в других странах. Конечно, ни один фильм не передает замысла писателя. За книгу отвечаю я, за фильм – режиссер. Мне кажется очень важным фильм «Рай обреченных» — он снят по моему роману, в котором описывается жизнь людей в лепро- зории.

The M.O.S.T.: В каждом своем романе вы затрагиваете какую-то важную проблему. Чему будет посвящен 201-й роман Чингиза Абдуллаева?

Чингиз Абдуллаев: Это будет роман «Честь Родины». Я хочу обязательно затронуть проблемы нравственного выбора, измены.

The M.O.S.T.: Есть роман, который вы выделяете среди других своих произведений?

Чингиз Абдуллаев: Конечно. Исторический роман о жизни Цезаря «Заговор в начале эры», которому я посвятил четырнадцать лет. Скоро выйдет пятитомник «Распад», посвященный событиям 91-92 годов. Я считал, что просто обязан его написать.

The M.O.S.T.: Вас, наверное, рады будут видеть гражданином любой страны, где читали ваши романы. Не думали уехать?

Чингиз Абдуллаев: Я как-то сказал, что «маму, Родину и свои взгляды порядочные люди не меняют». Мои дети закончили London School of Economics. Я иногда езжу к ним, периодически живу в Москве. Но у меня только один паспорт – азербайджанский, и я им горжусь.

The M.O.S.T.: Ваши дети – юристы в пятом поколении. У них не было планов пойти по вашим стопам и, получив юридическое образование, писать книги?

Чингиз Абдуллаев: Нет, никогда. Это на самом деле тяжкий труд. Сейчас в мире более 840 миллионов книг на русском языке. Там Толстой, Достоевский, Чехов, переведенные зарубежные классики… Возможно, сегодня это самая сложная профессия в мире. И самая трагическая, ведь с помощью компьютера тебя могут прочесть на любом языке.
И сын, и дочь работают юристами в престижных компаниях. Моя дочь в придачу пишет картины, которые выставляются в нескольких странах: Швеции, Дании…

The M.O.S.T.: Они ваши книги читают?

Чингиз Абдуллаев: Читают, даже говорят, что им нравится (смеется). Дочь еще ребенком спросила у меня: «Папа, а с кого ты пишешь своего главного героя?» Я ей объясняю: «Ну, подумай: высокий, лысоватый, вечно шутит, носит ремни и туфли Bally, душится Fahrenheit…» И тут она выдает: «Ты пишешь его с себя? Но ты же не такой умный, как он!» Сейчас вспоминает, смеется. Кстати, я столько писал про Bally, что президент компании теперь присылает мне по две пары обуви.

The M.O.S.T.: Какими принципами вы руководствовались, когда воспитывали детей?

Чингиз Абдуллаев: «Делай, как я». Они всегда видели уважение к старшим в семье. Чем больше ты любишь своих детей, тем больше они отдают вам.
Они видели, что папа не спит по ночам, работает. И стали такими же трудолюбивыми, целеустремленными.

The M.O.S.T.: У вас восемнадцать должностей в разных организациях. Как вы успеваете?

Чингиз Абдуллаев: Вот «Нефтчи» «съел» половину моих книг за последние годы (смеется). Но в этом году мы гарантированно возьмем второе место. Может, и чемпионами станем.

Кстати, я не получаю зарплату ни в Союзе писателей, ни на одной другой своей должности. А все доходы от своих выступлений, встреч с читателями перевожу в детские дома и больницы.

The M.O.S.T.: Сколько лет вы пишете?

Чингиз Абдуллаев: На самом деле профессионально я пишу не так долго, примерно 25 лет. В 1988 году вышел мой первый роман «Голубые ангелы» и еще пара рассказов. А свой первый гонорар, я, как сегодня помню, получил 7 сентября 1994 года. Тогда были смутные времена. А мне вдруг позвонили из ростовского издательства и попросили послать какое-нибудь произведение, пообещали гонорар. Я неохотно выслал им первые двадцать страниц только начатого романа «Лучше быть святым». Они перезвонили и попросили следующие двадцать страниц. Я постарался отделаться: «Такое время, какие книги сейчас? Даже если в сто раз больше заплатите, мне не до этого». И тут они звонят снова и говорят: «Вы сказали «в сто раз больше»? Мы согласны».
И тогда я уехал на дачу и за месяц закончил роман. Отвез рукопись в Москву. Как сейчас помню, встретился с издателями возле памятника Юрию Долгорукому. Они дали мне деньги, я рассовал их по карманам и пошел по улице. Наткнулся на салон, где продавали автомобили. Недорогие, Ford. И на одной модели была написана цена – как раз размер моего гонорара. Я подошел, обнял машину и долго так стоял. Потом смотрел на свои руки и пытался осознать, что вот этими руками и головой я заработал сумму, на которую мог бы купить себе автомобиль. Вернулся в Баку, а меня уже ждали еще два издательства с заказом на новые романы. Тогда я и начал писать в год по восемь – десять романов. Сейчас печатаю вслепую шесть символов в секунду, по десять страниц в час. Однажды Азад Шарифов подсчитал, что, чтобы переписать мои книги, нужно восемь лет беспрерывно трудиться.

Работа профессионального писателя – это нечеловеческий труд, которым нужно постоянно заниматься. За всю свою жизнь я не издал ни одной книги, ни одной строчки. Мои произведения публиковали только издатели. И я не жду, когда меня «настигнет вдохновение». Я работаю. И я люблю свою работу.

Редакция выражает благодарность Dinamo Hotel Baku за помощь в осуществлении съемки.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста напишите свой комментарий!
Введите имя

четыре × один =