В процессе подготовки этого материала стало известно о том, что Эфизио Маррас был назначен креативным директором I’m Isola Marras, молодежной линии бренда Antonio Marras, принадлежащего его отцу. Некоторое время назад мы провели с ним задушевную беседу, в которой обсудили красоту и возможность ее запечатлеть. Ведь Эфизио не только креативный директор, но и подающий надежды фотограф.

Если вы когда-либо катались по каналу Сен-Мартин в Париже в то время, когда там жил Эфизио (учитывая, что он словно перекати-поле часто путешествует по миру), то вы наверняка знакомы с ним. В данный момент сын известного сардинского fashion-дизайнера Антонио Марраса, проживает в Милане. Он родился в Альгеро, потрясающем прибрежном городке на северо-западном побережье Сардинии. Я встретил его в Милане солнечным погожим днем, и его богемно-романтичный образ идеально сочетался с его рафинированной, хорошо поставленной речью.

Избегающий всего ординарного, он перечислял имена американской писательницы и театрального критика Сьюзен Зонтаг и французского философа Ролана Барта среди его любимых авторов, а затем рассказывал о том, как после окончания средней школы он переехал в Париж для прохождения обучения в Школе дизайна Парсонс… О том, что сменил больше факультетов, чем квартир, в которых он проживал в тот период времени. А если учитывать, что он жил в семи разных домах в течение четырех лет обучения, это говорит многое о нелегком процессе поиска себя.

Эфизио Маррас

В итоге он изучал писательское творчество в Лондоне, японский кинематограф в Токио и, наконец, попал в Нью-Йорк, где понял, что желает изучить глубины fashion-фотографии. В 2015 году он окончил факультет фотографии и гуманитарных наук в Париже.

Видение Эфизио все еще находится в процессе эволюции, но на данный момент он пытается транслировать в фотографию все собственные чувства и эмоции, переживаемые им за годы формирования как личности. Этот 24-летний молодой человек уже успел поработать с такими мастерами фотографии, как Марио Сорренти (одним из его кумиров детства).

Чем притягивает тебя искусство фотографии?

Я бы назвал это скорее совпадением, а не притяжением. Когда я был совсем ребенком, моя мама подарила мне 35-миллиметровую Минолту. Фотография всегда была ее страстью. Так все и началось.

Как произошло вступление на этот путь? Что было предметом для первых фото-экспериментов?

Все было довольно естественно. Я родился в местечке, где проживало от силы 20 тысяч человек, и большинство если и не дружили, то точно знали друг друга в лицо. Мое семья владеет большой коллекцией платьев, так что в начале это было что-то вроде игры: «А давай приоденемся и сделаем несколько фотографий?»… А сейчас я снимаю лукбуки и рекламные кампании для нашего семейного бизнеса.

Как фотоискусство отразилось на тебе, как на личности?

Я научился смотреть на вещи и на себя самого. Первая вещь, которой я научился в Париже из курса фотографии — это автопортреты. Фотография — это отношение.

Я сделал множество снимков предметной съемки и пейзажей, но больше всего мне нравится снимать портреты. Потому что подобные кадры подразумевают отношения между фотографирующим и фотографируемым. Я бы, наверно, мог сказать, что фотоискусство научило меня, как следует относиться к миру.

Что такое красота для тебя?

Красота — это идеал, финишная лента, которой никогда не достигнуть, но мы любим тратить время на ее поиски. В реальности ее не существует. Это утопия.

Ты когда-нибудь выходил за рамки зоны комфорта?

Я всегда так делаю. Даже несмотря на то, что в обществе существует такая тенденция, как найти свой стиль и закрепиться в нем. Я лично не понимаю и не принимаю этого. Каждый должен постоянно эволюционировать и меняться. Застой равносилен регрессу.

Какова роль одержимости в искусстве, по твоему мнению?

Одержимость — это мотор искусства. Если ты не одержим, если не ставишь перед собой нереальных целей, то скорее всего ты создашь что-то тривиальное.

Текст: Лоренцо Сабатини

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста напишите свой комментарий!
Введите имя

девять + 7 =