Из школьного курса физики мы знаем, что противоположности притягиваются. Но можно ли говорить, что правила точных наук работают в таких сферах, как любовь и отношения?  Счастливый союз Хокумы и Гусейна Гаджиевых доказывает, что работают. Прекрасные в своей непохожести, эти две половинки делятся с The M.O.S.T. Magazine секретами совместной жизни и рецептами счастья.

The M.O.S.T.: Расскажите о вашем детстве и семьях, в которых вы выросли.

Хокума: Я с детства занималась рисованием, и в том, что я стала дизайнером, большая заслуга моего папы. Он тоже является творческим человеком, хорошо рисует, и это умение, наверно, перешло ко мне от него. Когда после школы я хотела отойти от дизайна и пойти учиться экономике, он остановил меня со словами: «Что ты делаешь? Ты можешь представить себя в офисе, работающей с утра до вечера за компьютером? Это же не ты! Ты – творческий человек, ты должна что-то создавать. Займись тем, к чему у тебя лежит душа!» И когда в 2013 году я создала свою первую коллекцию, в первую очередь я показала ее отцу. Он внимательно все осмотрел и одобрил ее.

Гусейн: Я родился в Баку в 1989 году, занимался спортом, сейчас занимаюсь бизнесом. С Хокумой мы вместе учились в 134-й школе, только я был на класс старше.

Хокума: Мы начали общаться с 9 класса, а в 10-м уже начали встречаться.

Гусейн: Помню, я очень удивлялся, что я так долго встречаюсь с одной девушкой. Как-то я сказал Хокуме: «Не может быть! У меня целый месяц одна девушка!» Прошел еще месяц, и я удивился еще больше, о чем сообщил ей незамедлительно.

Хокума: И так уже 10 лет удивляется (смеется).

The M.O.S.T.: Поделитесь самым первым воспоминанием друг о друге?

Хокума: Сложно сказать, так как мы знаем друг друга с 5-го класса. Вообще-то, мы близко дружили с его сестрой, она училась с ним в одном классе, и именно на почве совместной дружбы с ней началось наше общение с Гусейном.

Гусейн: Мы встречались 4 года, и за этот период времени мы расставались, мирились, снова расставались и снова мирились, но при этом даже в момент расставаний каждый день говорили по телефону, просто узнавали, как друг у друга дела. Наше обручение состоялось 3 июля, а свадьба ровно через год в этот же день.

The M.O.S.T.: Гусейн, во всем ли вы поддерживаете свою супругу? Был ли момент внутренних сомнений, когда вы узнали о планах Хокумы по открытию собственного бизнеса?

Гусейн: Сомнений не было, просто мне не очень хотелось, чтобы она этим занималась, чтобы становилась публичным человеком. Отрицать не буду, я человек очень ревнивый (улыбается), характер у меня зачастую взрывной, поэтому ей, наверно, со мной немного тяжело.

Хокума: А я абсолютно неревнивый человек, и мне трудно его понять в такие моменты. Я не люблю скандалов, считаю, что всегда можно договориться. Во время конфликтов я знаю, что через 5 минут он отойдет, и жду, пока пройдет этот промежуток времени, а потом все раскладываю по полочкам, и он всегда, в конце концов, со мной соглашается.

The M.O.S.T.: Назовите три положительных и три отрицательных качества друг друга.

Хокума: Гусик – очень добрый, честный и любящий. Что касается отрицательных качеств, как это было отмечено ранее, он вспыльчивый человек. Я, например, даже если злюсь, контролирую себя. Со стороны часто даже незаметно, что я злюсь. Я могу уйти в комнату, включить музыку и постепенно приходить в себя. Я жду, чтобы он тоже успокоился, потому что нельзя решать проблемы в нестабильном эмоциональном состоянии. Поэтому-то мы, наверно, и вместе до сих пор, потому что злимся по-разному. В противном случае, только тарелки и летали бы по дому (смеется).

Гусейн: Среди положительных черт Хокумы я могу отметить все те же качества, что она ценит во мне, и еще мы оба очень сентиментальны. А отрицательных качеств у нее просто нет. Но это правда, меня иногда выводит из равновесия ситуация, когда она посреди разговора уходит в комнату и начинает слушать музыку.

Хокума: Я просто не люблю демонстрировать кому-то свои проблемы, не люблю никого отягощать. В случае непредвиденной ситуации я не стараюсь винить кого-либо, но начинаю искать проблему в себе самой. Что я сделала не так, чтобы довести до такой ситуации? И еще я всегда говорю правду, потому что считаю, что ложь рано или поздно открывается, и становится лишь хуже. Ведь одна ложь всегда тянет за собой другую…

The M.O.S.T.: А какие качества вашего характера проявляются в работе?

Хокума: В первую очередь, терпение. Достаточно сложно находить со всеми общий язык. Вопрос этики – как сделать замечание таким образом, чтобы никого не обидеть.

The M.O.S.T.: Прислушиваетесь ли вы к советам супруга касательно вашей работы?

Хокума: Мы всегда советуемся друг с другом. Он мне рассказывает о своей работе, а я ему о своей и спрашиваю его совета, что и как лучше сделать. Теперь я показываю созданные мною коллекции в первую очередь не отцу, так как родители проживают не в Азербайджане, а супругу.

The M.O.S.T.: Как появилась идея по созданию зодиакальных браслетов?

Хокума: Я увлекаюсь астрологией, и однажды мне захотелось создать для себя браслет с символом своего знака зодиака – близнецов. Вслед за моим собственным браслетом я создала 11 оставшихся. Получилась очень интересная коллекция, в рекламной кампании которой снялось огромное количество моих друзей и знакомых.

The M.O.S.T.: Как бы вы описали свойственный вашему бренду стиль?

Хокума: Я бы определила стиль создаваемых мною коллекций как ни к чему не обязывающий. Созданные мною вещи подходят под все случаи жизни, и на каждый день, и в качестве вечернего наряда. Когда я начинала, мне было неважно, сколько поклонников будет у моего детища. Я даже была готова, чтобы их было человек пять, но мне было важно, чтобы, надев вещи из моей коллекции, они бы выглядели стильно и со вкусом.

The M.O.S.T.: Кто та женщина, для которой вы создаете свои коллекции? Кто ваш основной клиент?

Хокума: Та, кто обладает свободным мышлением, кто не закомплексован и кого не волнует мнение окружающих. Она всегда готова проявить свою индивидуальность и непохожесть на остальных.

The M.O.S.T.: Помимо собственного детища, какие мировые бренды вас привлекают больше всего?

Хокума: Мы оба любим хорошо одеваться, и большая часть времени во время путешествий тратится именно на шоппинг. Мы можем покупать и носить разные бренды, при этом смешивая люкс и масс маркет. Надевать Louis Vuitton вместе с Zara – это обычное дело для нас. Главное не лейбл на изнаночной стороне, а интересный покрой или какие-либо находки дизайнера.

Гусейн: Я долгое время являлся поклонником классического стиля. Количество костюмов в моем гардеробе превышало все мыслимые размеры. Затем был период в жизни, когда мое внимание было зациклено исключительно на бренде Dolce&Gabbana, но Хокума отучила меня от него (улыбается).

The M.O.S.T.: Насколько сильно чувствуется ваше влияние на внешнем виде вашей половинки?

Хокума: Думаю, что довольно сильно. Причем, я хорошо знаю его характер – когда я говорю ему, что он очень хорошо выглядит, он незамедлительно переодевается. Поэтому когда мне нравится его внешний вид, я бросаю ему небрежно: «Нормально!» (смеется).

The M.O.S.T.: Большое ли значение для вас имеет то, как человек выглядит?

Хокума: Мне больше важен внутренний мир человека. Одеждой и внешностью можно обмануться, но ненадолго. Очень часто, если человек мне интересен своими мыслями и отношением к жизни, он начинает казаться мне красивым, даже если вокруг говорят, что это не так.

The M.O.S.T.: Согласны ли вы с выражением «муж и жена – одна сатана»?

Хокума: Полностью согласна. Потому что люди, живущие вместе и проводящие совместно много времени, оказывают большое влияние друг на друга, со временем становясь все более похожими. Причем перенимается как хорошее, так и плохое.

The M.O.S.T.: Кто лидер в ваших отношениях?

Гусейн: Дочка (смеются).

The M.O.S.T.: Изменилось ли ваше мировоззрение с появлением ребенка?

Гусейн: Стало больше ответственности, за ребенка, за будущее семьи. Когда Софии еще не было, мы, если честно, порой не чувствовали себя в качестве мужа и жены. К нам зачастую могли прийти домой гости после полуночи, а когда она появилась на свет, мы стали просить: «Пожалуйста, не приходите поздно, София должна выспаться».

Хоккума: Да, с ее появлением мы как-то резко повзрослели.

The M.O.S.T.: Какие свойственные вам черты вы замечаете в ее характере?

Гусейн: Характер, наверное, мой, потому что она тоже любит пошалить, поломать что-то. Она – умная, на все обращает внимание, все запоминает. И очень добрая.

Хокума: Все говорят, что внешне она похожа на меня, но глаза выдают в ней характер ее отца. Она довольно упрямая. Можно сказать ей что-то, чему-то научить, если она сама того желает, но полностью управлять ею невозможно.

The M.O.S.T.: Вы являетесь одним из самых продаваемых азербайджанских дизайнеров. В чем заключается ключ к вашему успеху?

Хокума: Я не побоялась сделать что-то свое, непохожее на все остальное. Я изначально решила не шить на заказ, проведя черту между такими понятиями, как «ателье» и «бренд», чего многие не делают. Я очень хотела, чтобы люди понимали, что в Азербайджане появился свой независимый бренд со свойственным ему характерным видением моды.

The M.O.S.T.: Какими вы видите себя через 10 лет?

Хокума: Мы очень любим вместе мечтать. Богатство, как самоцель, не входит в наши планы, но мы хотим зарабатывать достаточно много денег для того, чтобы покрывать собственные нужды и много путешествовать. Невозможно стать богаче от денег, спрятанных под подушкой, но можно стать богаче от количества пережитых эмоций, от того, что ты увидел весь мир.

Гусейн: Через 10 лет я вижу нас обоих очень крутыми, что бы каждый из нас не подразумевал под этим понятием.

Текст: Эмиль Ахундов, Эльчин Амиров / Фото: Адыль Юсифов

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста напишите свой комментарий!
Введите имя

один + 7 =