В 2001 году, когда совсем недавно возрожденная Haute Horlogerie только задумывалась о дальнейшем жизненном пути и неторопливо искала благодатную почву для будущего оглушительного успеха, на рынке появился бренд, который моментально обратил на себя внимание и заставил всех говорить о себе.

Бутик Richard Mille на Беверли Хиллз Rodeo Drive в США

Основатель бренда Ришар Милль не часовщик, не ювелир и даже не промышленный дизайнер, но получилось, что именно он смог указать (и со временем доказать) многовековой часовой индустрии, что самый правильный путь – это инновации, инновации и еще раз инновации. С использованием самых современных технологий и самых высокопрочных и бескомпромиссных материалов. Он первым стал использовать в часах сплавы, применяемые в тормозных дисках реактивных самолетов и двигателях подводных кораблей, моторах Формулы 1 и аппаратов, работающих в условиях космического холода. Карбон, аркап (сплав меди, никеля и цинка), алюмосил (Al-Li), антикородал (Al-Mg-Si), литал (Li-Al-Cu-Mg-Zr) — вот лишь некоторые из материалов часов Richard Mille. О сложности его часов говорит также то, что для получения деталей одних-единственных часов необходимо проделать 20000 технологических операций. Причем, как говорит Ришар Милль, в его часах нет ни одного элемента «для красоты». Все детали: винты, опоры, крепления — подчинены надежности и функциональности.

Ришар Милль

«Если честно, меня всегда сильно удивляло, – глубокомысленно заявил Милль однажды, — как инструментами и материалами 19-го века можно делать часы века 21-го».

И хотя Человек-Бренд скромно говорит, что его часы просто появилась в нужное время, именно его способность к глобальному видению рынка и неординарный талант маркетолога позволили ему создать культовый, невероятно успешный продукт – такой же, как, например, Apple. Ему, практически, удалось сделать в часовой индустрии то, что сделали Билл Гейтс или Стив Джобс в индустрии компьютеров. Создать инновационный и сверхжелаемый продукт и сделать его синонимом избранности и уникальности.

«Мне казалось, — вспоминает Милль, — что двух-трех десятков штук будет достаточно для насыщения рынка, но я сильно просчитался. Оказалось, что часовой мир уже давно ждал часы, отличные от мейнстрима».

«15 лет назад я и представить себе не мог, что марка окажется на таком уровне, с такими финансовыми результатами и с такой силой бренда. И что я cмогу уделять почти все свое внимание творческим вопросам, не думая больше ни о чем». (Ришар Милль)

Это он снабдил обычные механические часы указателем натяжения заводной пружины и ввел моду на переключатель функций заводной короны, создал ротор с изменяемой геометрией и придумал для наручных часов измеритель перегрузок. Кто сказал, что дорогие часы обязательно должны быть тяжелыми? Кто угодно, но только не Милль. По просьбе гонщика Формулы 1 Филиппе Массы в компании разработали RM009 — часы с турбийоном, весящие вместе с корпусом и ремешком всего 29 грамм (!). А чего стоят его высокосложные экзерсисы с хрупким и непредсказуемым куском сапфира?

Часы Richard Mille RM 56-01 An Saphir

Еще один секрет марки – это реинвестирование прибыли. Причем всегда и безоговорочно. «Мне нужна вертикализация, – говорит Милль, — у нас две фабрики, и почти все компоненты мы производим сами, за исключением только самых «экзотических», например из сапфира или углепластика. Плюс мы продолжаем активно инвестировать в новые идеи и разработки. Дополнительно к этому наше производство очень гибкое, и мы можем быстро перестраивать машины для выпуска нужных механизмов. Сегодня мы достигли всего, к чему шли. И я не хочу менять нынешнее позиционирование марки. Наши объемы производства никогда не сравнятся с другими производителями — мы никогда не будем делать 60 000 часов в год, как Patek Philippe, или 40 000, как Audemars Piguet. Наш сегмент – это не больше 6000 часов в год, но при этом учитывайте, что средняя розничная цена часов Richard Mille – приблизительно 170 000 евро. Т.е. Richard Mille сейчас находится в сегменте, где больше никого нет – в нем играют только очень маленькие нишевые марки, а из крупных – никого».

А последняя «фишка» — это лимитированные серии, сделанные в сотрудничестве с мировыми звездами спорта и кино: Рафаэлем Надалем, Баббой Уотсоном, Усайн Болтом, Натали Портман, Джеки Чаном и многими-многими другими…

Хочется от души пожелать ему успехов, ведь бренд, несомненно, ждет великое будущее, согласно недавнему исследованию Гарвардской школы бизнеса, самым желанным часовым брендом молодежи в возрасте 18–30 лет является Richard Mille.

ПОДЕЛИТЬСЯ
Предыдущая статьяИстина в вине
Следующая статьяDior L’Anthologie

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Пожалуйста напишите свой комментарий!
Введите имя

11 − два =